Поиск по газете

вторник, 30 августа 2011 г.

Новая власть оказалась на коленях, перед осквернителями памяти павших










Марину Петровну попросили встать на колени поближе к расстрельному рву. Палач молча застыл сзади и беспристрастно наблюдал. В его глазах не было чувств… Марина Петровна на мгновенье замешкалась. Шел мокрый снег, земля превращалась в грязь. Не запачкаться бы. Она выбрала место, где желтела трава и медленно опустилась… Палач приблизился. Через мгновенье она почувствовала на затылке прикосновение его пальцев. Холодных, как дуло пистолета…
….Директор музея истории села Мирное Марина Петровна Кобус после войны была понятой в деле расследования преступлений немецко-фашистских преступников и их пособников. В урочище, в километре от Мирного, привезли арестованных убийц на следственный эксперимент. Члены комиссии попросили Марину Кобус встать на колени… 


Бухенвальд, Дахау, Красный…
Ранним утром мы выехали в село Мирное, о котором неоднократно писала наша газета. Но сегодня рассказ не о былых достижениях мирновцев, а о той чрезвычайной ситуации, которая вот уже третий год тлеет на окраине села.
Марина Кобус наверное лучше всех знает историю своего Мирного. И готова рассказывать её беспрестанно… Отдельная, кровавая страница этой истории – концлагерь «Красный». В 1942-1944 годах он находился на территории села. Этот лагерь известен далеко за пределами Украины и внесен в международный реестр, наряду с Бухенвальдом, Дахау и Освенцимом.
- Мне приходилось общаться с узниками Бухенвальда, - вспоминает Марина Петровна. - Я не уверена, что корректно сравнивать лагеря смерти, и в то же время, в фашистских лагерях на территории Европы было хоть жалкое подобие «цивилизации». Там, немецкие палачи использовали «достижения науки» - стационарные газовые камеры, механизированные крематории… В «Красном» всего этого не было – была бойня, жестокая средневековая бойня…
В 1966 году, в центре бывшего концлагеря, над одной из братских могил был установлен памятник-обелиск. 
На месте преступления
Мы пригласили Марину Петровну проехать с нами до обелиска, чтобы показать и рассказать всё на месте.
Недалеко от памятника несколько одноэтажных домов. Но пластмассовые окна могут сбить с толку только приезжего. Дома старые. Довоенные. В годы оккупации там жили каратели. Нынешним владельцам этих жилищ - не до предрассудков – была бы крыша над головой. У дома стоит детская коляска. Жизнь продолжается….
- На территории лагеря были выкопаны несколько колодцев (более семи) куда сбрасывали трупы, а иногда и живых узников (грудных детей привязывали к матерям колючей проволокой) – рассказывает Кобус. – Других связывали, складывали штабелями на специальных площадках, обливали смолой или керосином и поджигали. На немощных, обессиленных, тех, кто не мог работать, не тратили горючее – их топили живьем в отхожих ямах, которые были за каждым бараком…
Государственной комиссией, созданной для расследования злодеяний нацистов, было установлено, что за два с половиной года нацисты и их пособники расстреляли в концлагере «Красном» более восьми тысяч человек! Кроме того, в окрестностях выявлено около двадцати мест массовых захоронений, в которых по некоторым данным, и на сегодняшний день находятся …несколько тысяч неэксгумированных трупов !

Названы исполнители…
В наши дни стало известно, что немцы брезговали заниматься столь грязной работой (в лагерной администрации было всего …четыре немца!): по данным крымского краеведа, сотрудника Рескома по охране культурного наследия Владимира Гурковича, всю грязную работу выполняли предатели-коллаборационисты, бойцы 147 и 152-го татарских добровольческих батальонов SD.
Батальоны и хозяйственные роты из числа крымских татар в оперативном отношении были подчинены фюреру SS и полиции генерального округа "Таврида" SS-бригаденфюреру фон Альвенслебену. Такая структура татарских вооруженных формирований в Крыму сохранялась до его освобождения от немецко-фашистских захватчиков.
… Прошли годы. Многое забылось… И только на бывшей территории концлагеря, где сжигали людей и сбрасывали в колодцы, после войны строить никто ничего не решился. Несмотря на то, что жилплощадь для растущего совхоза была ох как нужна. На месте концлагеря «Красный» посадили сад…
Ну а то, что произошло дальше, после распада колхоза и выкорчевки сада, шокировало даже самых отпетых циников и стало предметом обсуждения мировой общественности.
Неудачный пример
Для наглядности представим в какой-нибудь европейской газете подобную публикацию:
«Польша, август 2011 года. В шестидесяти километрах к западу от Кракова, на территории мемориального комплекса бывшего немецкого концлагеря Освенцим, облюбовали место для проживания немецкие возвращенцы из Аргентины. Теперь, на польской земле, где когда-то умирали узники печально известного концлагеря, новые хозяева строят кирху, спортзал, дома, свинарники и сеют брюссельскую капусту.
- Ностальгия замучила – пояснил причину возвращения один из эмигрантов. – Дело в том, что в этом лагере работали наши отцы и деды, кто охранником, кто истопником, кто специалистам по газовым установкам… Вот и нас все эти годы тянет на место прест… Приснопамятное нашим предкам!. Как говорится, мы приняли бессменную вахту памяти у наших пращуров!... Место очень благодатное, тихое, да и к тому же капуста очень хорошо растет на почве удобренной пеплом недочеловеков!
Как оказалось и местные власти в восторге от креативной идеи коренных жителей Аргентины, простите - Европы:
- У этих немцев нет разрешение на строительство на территории бывшего концлагеря Освенцим? - переспросил местный представитель власти. – Ну и что? Мы живем в толерантное время в демократической стране! А эти люди имеют отношение к Европе. Значит могут самовозвращать себе любые территории, и жить там, где им вздумается!...
Вот у меня тоже в этом лагере спалили деда. И что же после этого стать ксенофобом? Немцам и так было тяжело в изгнании, вы и представить не можете как они пострадали от «красного кулака»! А здесь давно земля пустует – можно и брюкву сажать и коз пасти. А в новой кирхе будет весьма уместно помянуть убитых их родителями узников. Очень удобно и практично. Да мы еще им льготы какие-нибудь организуем, чтобы мировая общественность не посчитала нас негостеприимным народом! – заверил чиновник.»
Чужая кровь – вода?
Пусть читатель не думает, что автор этих строк иронизирует по такому поводу. Это абсурдное сообщение я придумал для того, чтобы услышать единственную реакцию – «Такое невозможно, нигде и никогда! Это бред, идиотизм! Больная фантазия пьяного журналюги!». Я бы тоже хотел возмутиться или улыбнуться неудавшейся шутке… Но не до смеха…
«Крым, август 2011 года. Недалеко от Симферополя, на территории бывшего концлагеря Красный, облюбовали место для проживания члены мусульманской религиозной организации «Авдет» …» Уберите из сообщения свиней, поменяйте кирху на мечеть – и остальное будет практически по приведенному выше тексту…
Да, в аккурат напротив обелиска авдетовцы начали незаконное строительство …мечети! Но и это еще не все.
- Как раз в том месте, где сжигали людей они уже выстроили три дома.– возмущена Марина Кобус . – И строительство расширяется и продолжается!
Но может авдетовцы не знают о том, что раньше было на месте их стройплощадок?
- Знают отлично! – уверяет наша провожатая. – Мы, с депутатами, представителями городских, партийных и общественных организаций неоднократно приезжали сюда, объясняли строителям о недопустимости возведения здесь, на крови, каких-либо строений…. Но чем больше мы предупреждаем, тем быстрые движется эта преступная стройка!
Кому не писан закон
На наш взгляд, авдетовцы, при строительстве домов на бывшей территории концлагеря (читай – кладбища) нарушили массу законов, причем не только моральных, но и законов уголовного кодекса.
Только тот факт, что строительство началось на украденной авдетовцами земле может быть достаточным поводом для прекращения строительства и возбуждения уголовных дел (к примеру по статье 356 УК). Но захватчики земли наплевали не только на общечеловеческие понятия, нарушили уголовный кодекс, но и пренебрегли санитарными нормами, согласно которым строительство разрешено не ближе, чем в ста метрах от захоронения.
Более того, еще в мае нынешнего года, Верховный Совет Крыма принял решение о создании мемориальных комплексов памяти жертв фашистского террора «Лаки» («Крымская Хатынь») в Бахчисарайском районе и «Красный» в Симферопольском районе и придании этим территориям статуса исторических памятников местного значения. До 1 августа планировалось разработать концепции памятников, затем согласовать выделение земли с органами местного самоуправления и предусмотреть в бюджете Крыма средства на создание мемориалов.
Но то, что мы увидели на прошлой неделе не было похоже на сворачивание строительства законопослушными гражданами. Более того, один из рабочих на захваченной земле даже оторвался от своего неправедного труда и с недвусмысленными намерениями подошел к корреспонденту, фотографирующего строительный беспредел. Любопытный строитель потребовал документ, разрешающий съемку. Какие бдительные рабочие, не так ли? С чего бы это? Видимо есть, что скрывать. Чует собака, чье сало съела…
Вы спросите, а куда же смотрит закон? На депутатские запросы в прокуратуре Симферопольского района ответили, что основания для возбуждения уголовного дела в отношении самозахватчиков нет, поскольку …«нельзя определить размер ущерба».
Если кто-то прочтя статью, отмахнется, мол из–за какого-то заброшенного клочка земли столько копий сломано, замечу – если мы забудем трагические вехи нашей истории они обязательно повторятся. И тогда на колени, у края рва, нас с вами попросят встать не в порядке следственного эксперимента…

Алексей СОМОВ,
фото автора