Поиск по газете

пятница, 2 декабря 2011 г.

На Диком Западе Крыма



Солнце еще не достигло зенита, как трое ковбоев решили выпить по второй. По второй бутылке огненной воды. Руки уже потянулись за рюмками, но внезапно со стороны пыльной дороги  показались силуэты двух странников. Незнакомцы медленно подошли к троице. На мгновенье над степью зависла тишина. И тут раздался щелчок затвора…
Мы – на Диком Западе. На Диком Западе Крыма.



Новоселье  наоборот

На этот раз дорога привела журналистов «Коммуниста Крыма» к дальним границам расположенного на северо-западе полуострова Первомайского района.
Редакционный дилижанс, простите – автомобиль едет по районной, местами вовсе неплохой, дороге. По обеим ее сторонам простирается степь. Распаханная и аккуратная. Первомайский район не лидер по качеству жизни, но и самым депрессивным на полуострове его не назовешь. Тем не менее, не только географическое положение позволило нам сравнить район с легендарным американским Диким Западом – краем собственных законов. Или беззакония. 

Через небольшой мостик въезжаем в Алексеевку. На первый взгляд, это большое и расцветающее село. На фоне деревенских домиков силуэты многоквартирных новостроек. Вот это позитив! Мы сворачиваем с основной дороги и в клубах пыли останавливаемся недалеко от какого-то «форта» - то ли бывшей МТС, то ли гаража. Над дверью в «крепость» висит, видимо не первый год, табличка с символической надписью: «Извините, у нас инвентаризация». Недалеко – скамья. На ней под утренним солнцем, звеня рюмками, «соображают» три мужичка-аборигена. После приветствия достаем фотоаппарат. Щелкает затвор.

Мужики по-девичьи стыдливо прячутся от объектива:
- Не надо снимать, а то подумают, что мы пьянчуги.
- Дело  ваше. Мы - журналисты из «Коммуниста Крыма». Расскажите, как вам здесь живется? Вроде неплохо – строительство многоэтажек в селе затеяли?
- Какой-там строительство! – скалят гнилые зубы мужики. – Эти восьмидесятиквартирные дома давно построили. При коммунистах, кстати. Уже успели их заселить, обустроиться в них  и… Ну в общем, бросили люди свои квартиры и уехали отсюда (Далее непечатное слово – Авт.). Почему уехали? А что здесь делать? Работы нет. Все развалено. Хоть подыхай!


Жека, Юра  и Ан-дронович
Закурили. Познакомились. Жеке за сорок. Он женат, у него двое дочерей: одной 19, а второй 11 лет.
- Кормить их мне не на что, - сетует он. - И на учебу старшей неоткуда взять? Хорошо, что жена вовремя успела выучиться на педагога. Учителя всегда нужны. Вот на ее зарплату и живем. Я бы поехал на заработки, да и поехать-то не в чем.
Второго товарища по несчастью, самого старшего из троицы зовут Ан-дроновичем:
-  Вообще, отца моего Сашей кликали, – поправляет старожил. – Вот и я в Александровичах всю жизнь проходил. А теперь подошла пенсия, я поехал  в пенсионный фонд ее оформлять. А в моей трудовой, которую выдали еще до армии, вместо отчества Александрович, кто-то сокращенно написал «Ан-дронович». Вот мне теперь и говорят, пусть Ан-дронович и приходит! Что делать – не знаю. Судиться? Нет денег. Жена пенсию не получает. Дети не работают. Сертификат на землю, 15 гектаров, сдал арендатору, но арендатор обанкротился и за десять лет за свой пай я ничего не получил.

Юра, третий «собеседник», ничего не говорит. Только молча наливает и пьет. Когда-то и он высоко летал. Причем в прямом смысле: на рукаве его военной куртки выцветшая трафаретная надпись: «Военно-воздушные силы».
- Простите меня, мужики, но не могу понять, чем жить в ожидании чуда, не лучше ли самим создать небольшой сельхозкоопреатив? – задал я, видимо, наивный вопрос.
И правда, на меня посмотрели как на клоуна:
- Да поймите вы, горожане, для того чтобы что-то купить (скот, зерно, технику) нужны деньги. И немалые. Овечка только одна стоит полторы тысячи. А этих тысяч нет. То есть абсолютно! И главное, помощи от государства не дождешься. А овечья шерсть нынче дешевая. Без дотации  хозяйство не вытянуть. Вот в чем заковыка.

Оказалось, что земли в Алексеевке много. Но она мало пригодна для выращивания чего бы то ни было. А вот для выпаса овец - идеальна. При советской власти в колхозе  блеяли  тридцать шесть тысяч овец и мычала тысяча коров. Что сейчас стало с ними, а также с четырьмя коровниками и овчарнями, писать не стану – читатель, знакомый с нашими предыдущими публикациями, догадается. Подобная участь постигла баню, хлебопекарню и прочие объекты соцкультбыта.

Мимо нас тащит телегу тощая, с выступающими ребрами лошаденка. В телеге - спиленное дерево. На отопление. Газа, разумеется, в селе нет. Троица забывает про настырных корреспондентов и заговаривает с возницей. Аудиенция окончена.

Ненаучная  фантастика
Мы отправляемся вглубь села мимо брошенных  многоэтажек и встречаем двух женщин-оптимисток. У обоих есть столь желанная в селе работа. Может отсюда иллюзорная  уверенность если не в завтрашнем, то в сегодняшнем дне:
- Мы  живем благодаря энтузиазму людей, – уверяет местная медсестра. И тут же добавляет: «Хотелось бы, конечно, немного лучше…  Но несмотря ни на что, наша школа на днях, к примеру, заняла третье место среди школ района. А по сравнению с прошлым годом в нашем селе даже рождаемость увеличилась!

Другая селянка, Татьяна Николаенко, работает библиотекарем.
Татьяна Леонидовна с содроганием вспоминает время развала Союза, время развала села. Село умирало, как человек. Сначала отказал один «орган», потом «другой». Так, вначале в селе исчезла вода. То ли канал пересох, то ли насосы поизносились. С этого момента и начался великий исход народа из многоэтажек. 

Но лет пять назад в ходе реализации Программы развития и интеграции Крыма ПРИК ПРООН было возобновлено водоснабжение. Исход прекратился. Оказавшись без работы  (но хоть с водой), народ смирился и  перешел на подножный корм  - углубился в свои приусадебные участки и «зашиковал» на гроши, которые дают скупщики молока (тем, у кого остались коровы).
Несмотря на протекающий потолок в клубе, Татьяна Леонидовна считает, что ее жизнь удалась – библиотека не пустует. Читательские интересы жителей села, правда, изменились: народ не интересуется ни классикой, ни историей, ни тем более политикой, лидеры читательского спроса – любовные романы и фантастика.
Любителем последнего жанра я порекомендовал бы принятую два года назад (решением 24-й сессии 5-го созыва Первомайского районного совета) «Стратегию развития Первомайского района». Согласно ей, «Первомайский район – агропромышленный регион по производству экологически безопасной продукции, открытый для бизнеса и партнерства, с развитой социальной инфраструктурой и многонациональной культурой». В Стратегии много других красивых фраз. Конечный срок реализации прожекта – 2017 год.

А может лучше к столетнему юбилею известного октябрьского события арендовать на время крейсер «Аврора»? По Северо-Крымскому каналу в аккурат дойдет до Алексеевки и дальше! Затем - сигнальный выстрел… В общем, когда-то удалось. Может и на этот раз получится. Конечно, это шутка. Но в каждой шутке, мы помним, есть большая доля правды.


Алексей СОМОВ,
Фото автора