Поиск по газете

четверг, 1 марта 2012 г.

Золотой баритон Родины


29 февраля легендарному певцу Юрию Иосифовичу Богатикову исполнилось бы 80 лет
Мемуарный жанр, по моему мнению, - один из труднейших жанров для любого, кто с ним соприкасается. И память может подвести, и велик риск поддаться искушению выставить те или иные факты в более выгодном для мемуариста свете. Каждому из нас иногда приходилось сталкиваться с такими трактовками событий, что поневоле потом задаешься вопросом: «Может быть, это было не с нами, не в этой стране и в совершенно другое время?» Знаю людей, которые стремятся настолько монополизировать новейшую историю Крыма, что невольно в ушах начинают звучать строки из известной песни: «А без меня, а без меня здесь ничего бы не стояло, // Здесь ничего бы не стояло, когда бы не было меня…»



ПОСОЛ ДОБРОЙ ВОЛИ

Кое-кто пытается монополизировать и дружбу с Юрием Иосифовичем Богатиковым, и на некоторых легковерных это даже производит впечатление. Однако в этом отношении все и значительно проще, и значительно сложнее.
Масштаб личности Юрия Богатикова был настолько велик, а талант его был настолько многогранен, что не ему приходилось искать протекции, защиты и покровительства у властей предержащих – напротив, политик любого ранга с головой на плечах считал за честь пропиариться с помощью имени артиста, а некоторые продолжают делать это и поныне.
Народный артист СССР и его окрестностей – так мог подшутить сам над собой Юрий Иосифович в узком кругу, но в каждой шутке есть только доля шутки. На самом деле, где бы ни выступал Богатиков, а объездил с концертами он половину мира, – всюду его встречали как полномочного представителя огромной страны Советов. Это сейчас существует такая общественная должность при ООН – Посол доброй воли. Юрий Богатиков много лет назад добровольно принял на себя такую же обязанность и всю свою жизнь нес свет доброй воли великого народа и великого государства.
Юрий Иосифович Богатиков связал свою жизнь с Крымом в 1974 году и с тех пор считал себя крымчанином. Познакомились мы с ним в 1984-ом при подготовке его первого сольного концерта в только что открытом Дворце культуры строителей (ныне Дворец культуры профсоюзов), где я работал тогда художественным руководителем после переезда по приглашению из России. Кабинетик худрука находился совсем рядом со сценой, и когда я пригласил Богатикова на чашку чая, он оглядел кабинет своим цепким глазом и спросил:
- А можно, Михал Михалыч, я перед концертом у вас переоденусь?
- Да с дорогой душой, буду только рад!
С тех пор, проводя концерты в нашем Дворце, Богатиков этому кабинету не изменял…
Шли годы. Встречи становились все чаще, начали сопровождаться разговорами, мы все ближе и ближе узнавали друг друга. Выяснилось, что и на многие процессы, спровоцированные так называемой «перестройкой», мы, однопартийцы, смотрим совершенно одинаково, и одинаково больно переживаем распад родной страны… Реагировали по-разному, но переживали одинаково… Выражения Богатикова по этому поводу зачастую были далеки от парламентских, он не стеснялся в оценках. Наверное, именно потому, что ему не хотелось прятать свои истинные чувства за завесой дипломатии, артист отказался от карьеры политика, предпочтя ей сцену.
Юрий Иосифович относился к тем артистам, которые стали истинно великими именно потому, что каждое слово, произнесенное или пропетое на сцене, пропускали через свои сердца. И если пел Богатиков «Мы страна, мы народ, мы Советский народ…», то поверьте, пел, ощущая свою сопричастность к истории народа, справедливо чувствуя свой личный вклад в эту историю. Артист прекрасно осознавал, что его путь на эстраду стал возможен только благодаря достижениям Советской власти, и стремился дарить людям и стране песни, согретые теплом и интонациями, присущими только ему.
Большой период наших взаимоотношений был посвящен и профессиональной деятельности, когда я начал создавать во Дворце Театр эстрадной песни (позже, с моим уходом из Дворца, эта идея как-то потихоньку сошла на нет). Первым крупным шагом при создании театра была подготовка сольного диска Валерии Первых, к великому сожалению, очень рано ушедшей из жизни. В середине 90-х годов уже прошлого теперь века Валерия стала самой яркой звездочкой на крымской эстраде. Тогда я подбирал композиторов и поэтов для создания ее репертуара. Юрий Иосифович заинтересовался Валерией, я их познакомил, и Валерия принимала участие и в концертах, и в фестивалях Богатикова. Кстати, она стала  первой крымчанкой, достойно выступившей по предложению мастера на фестивале «Золотой шлягер» в Белоруссии.
Позднее Юрий Богатиков также заботливо отнесется и к выросшему на его глазах Арсену Бекирову (ныне заслуженному артисту Крыма), Ирине Сиволожской, которая не раз представляла молодую эстраду Крыма на международных фестивалях и конкурсах, но затем  почему-то покинула профессию.
Большие надежды возлагал он на совсем тогда еще юную Сусану Джамаладинову и не ошибся – теперь она очень известна в мире музыки под сценическим именем Джамала.

МУЖСКОЙ РАЗГОВОР

В то время Богатиков обратил внимание на несколько песен, написанных для Валерии Первых, и был очень удивлен, узнав, что авторы их – крымчане. Так началось его многолетнее сотрудничество с композитором Сервером Какура и поэтессой Ольгой Голубевой, переросшее в теплую дружбу. Сервер и Ольга написали для Юрия Иосифовича много песен, без которых не обходился в последние годы ни один концерт народного артиста. Он очень высоко ценил то, что авторы писали песни специально для него, учитывая все его просьбы и пожелания. И песни получались не просто хорошие – замечательные!
Юрий Богатиков не любил пользоваться «плюсовыми» фонограммами, не хотел обманывать слушателей, приходивших на его концерты. Он накладывал голос только тогда, когда выпускал новые аудиоальбомы или диски, поэтому, к сожалению, сохранилось далеко не все из его песенного наследия.
Он так и не наложил голос на «Лебединое танго» (музыка Валерия Ковтуна) и «Жизнь мою цыганскую», а очень хотел это сделать… Теперь эти песни в репертуаре его дочери Виктории, да и Сервер иногда исполняет цыганскую песню в своих концертах по просьбам зрителей.
Зато остались для слушателей «Ничто не вечно» (по оценке российской и белорусской прессы - лучшее произведение, исполненное Богатиковым в последние годы жизни) и «Солнце в бокале», «Вторая жизнь», первый гимн ФК «Таврия», «Снова в южном городе зима»…
Остался «Марш седых мужчин», написанный Ольгой Голубевой на музыку Валерия Ковтуна, причисленный музыкальной критикой к лучшим образцам жанра… И, конечно, Гимн Автономной Республики Крым (музыка Алемдара Караманова, стихи Ольги Голубевой), с которого, по идее, должен бы начинаться каждый новый день в Крыму.
Остались в памяти долгие встречи и разговоры с Богатиковым на уютной кухоньке его квартиры в Симферополе, согретой заботами его супруги Татьяны…
Богатиков до последних своих дней оставался коммунистом и каждый раз, выходя на сцену, вел откровенный разговор со своими согражданами – он говорил и пел о том, что его тревожило, о том, о чем мечталось…
Он вел настоящий мужской разговор со слушателями.
«Мужской разговор» - так называлась последняя песня, написанная для него, так назывался его последний совместный проект с любимыми авторами, проект, который остался незавершенным…

Михаил ГОЛУБЕВ