Поиск по газете

пятница, 22 июня 2012 г.

Войково. Разруха вместо миллионов



В Советском Союзе было более пятидесяти Ленинских районов. Один из них находился и находится в Крыму. Сегодня мы держим путь на восток Крыма, в самый крупный по площади район автономии, занимающий территорию Керченского полуострова и южную часть Арабатской стрелки. Первая остановка – село Войково. Это - центр сельского Совета, которому подчинены населенные пункты Бондаренково, Егорово, Курортное и Новое.





От Катерлеза к Войкову

М
естность, где расположено Войково, была заселена издавна. Еще в V в. до н. э. греки основали здесь город-колонию Мирмекий. С тех давних пор здесь всегда жили люди. Впервые же село упоминается в описании крепости Керчь, относящемся к 1771 году. Тогда в нем насчитывалось всего десять дворов, и носило оно другое название – в честь протекающей рядом речушки -  Катерлез.
До войны в селении Катерлез, которое с 1935 года входило в Маяк-Салынский район, насчитывался 471 двор. Здесь проживало более двух тысяч человек. За годы Советской власти изменился внешний облик населенного пункта. Вместо убогих саманных хаток появились светлые каменные дома, крытые черепицей.
В центре Войково установлен монумент в честь 99 воинов-односельчан, отдавших свою жизнь в борьбе против фашистов на фронтах Великой Отечественной войны. После изгнания гитлеровских захватчиков около 90 процентов жилья и хозяйственных построек оказались разрушенными, колхоз был разграблен. Ущерб, нанесенный оккупантами, исчислялся полутора миллионами советских рублей. Все пришлось строить заново. Эту работу возглавили местный сельсовет и партийная организация.



Как после войны

П
еречитав последний абзац, поймал себя на мысли, что современное Войково в начале третьего тысячелетия напоминает село, каким его увидели советские солдаты-освободители: разрушенным и разграбленным. С одной только разницей – пережив военное лихолетье, народ с энтузиазмом принялся восстанавливать родные деревни, родной колхоз. Ныне же о существенных стройках говорить не приходится. Даже для того, чтобы укрепить стену в школьном спортзале, требуется благословение и деньги от Верховного Совета Крыма!
Работу по возрождению Войково возглавил один из немногих сельских голов-коммунистов Игорь Крутьков. За короткий срок силами сельсовета удалось отремонтировать часть дорог, заняться водоводом и амбулаторией, а также  без чьей-либо помощи открыть третью группу в детском саду. На очереди четвертая. Скажете, мелочь? Войковцы возразят – событие!


Государство - это мы?

Н
есмотря на то, что местная школа не стоит на балансе сельсовета, он все равно оказывает ей помощь – дарит музыкальную аппаратуру, спортивный инвентарь.
- Хотели построить стадион, - говорит Игорь Владимирович, - увязли в разрешительных документах. Так, установка футбольных ворот требует особого дозволения как капитальное строение (не говоря уже о строительстве раздевалки или туалета). Компетентные органы предупреждают: построите без разрешения, нанесете вред государству. Странное дело получается... Ведь государство - это мы, жители села, включая подрастающее поколение. Значит, принося себе, то есть государству, пользу, мы тем самым наносим себе же вред???
Немало и других противоречий можно отыскать в сегодняшнем несовершенном украинском законодательстве. Так, на территории Ленинского района в советское время было открыто свыше 150 минеральных источников, в частности - Баксинские сероводородные источники, группа углекислых источников «Сеит-Эли», сероводородный источник «Каралар» и т.д. И под Войково на глубине 90 метров находится одно их самых больших «минеральных озер» в районе. Если организовать производство минеральной воды, это даст в бюджет сельского совета существенные поступления. Но для того, чтобы только оформить лицензию, нужно 120 тысяч гривен.
Поэтому пьют войковцы привозную минералку, зачастую из западных краев Украины, где славят Бандеру. Образно говоря, покупая, к примеру,  «Моршинскую», помогают доморощенным львовским  неонацистам.


Подняли Донбасс, поднимем Крым?

В
 Войково проживает член КПУ Владимир Петров, который еще застал расцвет поселка. Владимир Петрович, некогда житель Кемерово, приехал в Крым после работы на Донбассе.
- В те годы был такой партийный клич: «Поднимем Западный Донбасс!», - вспоминает Петров. – Восстанавливать шахты съезжалась молодежь со всего Советского Союза. Мы были юные, веселые, «оживляли» шахты, строили многоэтажки – дома росли, как грибы! В течение года каждый мог бесплатно получить квартиру.
Вскоре после того, как внутренние и внешние «друзья» Отечества начали разваливать Союз, Владимир Петрович навсегда переехал в Крым. Работал в передвижной механизированной колонне бригадиром в бетонном цеху.
-  В Ленинском районе, а иногда и за его пределами, мы строили жилые дома, клубы, школы, а также объекты сельхозназначения – коровники и прочее, – продолжает пенсионер. -  С развалом страны рассыпалось и наше предприятие – вначале оно выживало за счет мелких «шабашек», а потом и вовсе развалилось. Сейчас на его месте - заросший бурьяном бетонный пустырь. Можете посмотреть. Это – близко, рядом с  руинами рабочего общежития. Я, к слову, был против того, чтобы ломали двухэтажное здание общаги, предлагал отдать молодым семьям, остро нуждающимся в жилье. Но мои слова услышаны не были. Теперь развалины когда-то добротного    дома - очередной памятник бесхозяйственности и идиотизма.
В Войково Петров поработал немного, как говорится, «под занавес»,  но приезжал сюда в гости к теще и раньше, так что застал и село, и колхоз в их золотые времена.


Морозовские миллионы

- Колхоз имени Войкова был дважды миллионером, - продолжает Петров, - помимо упомянутого ПМК (позже - Приморский «Межколхозстрой»), на его территории располагался Приморский завод стройматериалов и карьер Керченского стеклотарного завода. Но главное, чем жил колхоз, это, конечно же, сельское хозяйство: выращивали лен, виноград,  подсолнечник, кукурузу, горох, гречку, арбузы, зерно. Посевная площадь составляла 3 600 гектаров, а сейчас у частников – лишь 400.
Был собственный консервный цех (часть продукции отправляли на север страны) и небольшой винзавод.
На холме, напротив моего дома, раскинулся животноводческий комплекс – коровник, птицефабрика, инкубатор. Овец было – тысячи голов. Бывало, едешь к морю, в Курортное, а вдоль дороги живое море – колышутся  волнами нескончаемые отары овец.
Это сегодня в полуразрушенном селе работу не найти, а в те времена даже из других сел и городов приезжали! Стимулов для работы было немало: высокие зарплаты, к тому же молодым специалистам в колхозе сразу давали  собственное жилье.
В Войково вырос большой отряд передовиков сельского хозяйства (около ста человек за доблестный труд были награждены орденами и медалями). В их числе – кавалер ордена Ленина и двух орденов Трудового Красного Знамени председатель колхоза Иван Морозов. Именно с именем Ивана Александровича, мудрого руководителя, настоящего коммуниста, многие селяне до сих пор связывают лучшие годы Войково.
- И вот, практически все, что было построено советскими людьми, в одночасье разрушено, а своего ничего не построено. Одни только разговоры и обещания, – с горечью заключает Петров.


«А много ль корова дает молока?»

Ж
ительница Войково Светлана Фанагей долгие годы работала на ферме. По ее воспоминаниям, работали ударно: уже в семидесятых надои от каждой фуражной коровы составляли по 2887 кг молока! Со временем работа на ферме стала автоматизированной. Пока проходила автоматическая дойка, доярки в комнате отдыха могли отдохнуть, посмотреть телевизор, попить чайку.
Но и в свободное от работы время заботилось руководство колхоза о тружениках:
- Регулярно и бесплатно вывозили желающих на различные экскурсии по Крыму, а летом – к морю, - вздыхает Светлана Викторовна.
Сегодня в Войково от былого животноводческого  комплекса  остался один частный коровник. О былых рекордах говорить не приходится.
«Все лучшее, чего достигли в Войково, - результат большой работы коммунистов, комсомольцев, всех колхозников», - прочел я в старом советском справочнике.
Добавить нечего.

Алексей СОМОВ,
фото автора