Поиск по газете

пятница, 13 марта 2015 г.

Грехи украинские, а беды российские


16 марта 2014 года 96,6 процента крымчан проголосовали за вхождение Крыма в состав России. Этот день навсегда войдет в историю не только Крыма и России, но и всего мира. А в феврале того же года прошла незаметно еще одна дата – 50-летие передачи Крыма Украине. 37 лет Крым находился в составе Украинской Советской Социалистической Республики (УССР) и 23 года в составе «нэзалэжной». Украина планировала отметить этот юбилей торжественно и по-украински национально. Юбилей не состоялся в виду известных киевских событий. Но а сама дата любопытна.


Крым украинский

Большая часть пребывания Крыма в составе Украины приходится на советский период. Крымчане тогда как бы особо и не почувствовали перехода из одной Советской республики в другую, так как ощущали себя гражданами большой страны СССР: тот же генсек большой страны, то же Союзное правительство. В самом Крыму продолжал также всем руководить Обком партии. В Севастополе продолжал стоять Краснознаменный Черноморский флот, надежно охраняя южные рубежи Великой страны. Советский Крым продолжал хозяйственно богатеть, в первую очередь, за счет процветающего сельского хозяйства и успешного развития санаторно-курортной отрасли. Знаменитый «Артек» оставался Всесоюзным детским, вернее, пионерским лагерем, а древняя Евпатория – круглогодичной Всесоюзной детской здравницей. Севастополь, Керчь и Феодосия оставались Всесоюзными центрами кораблестроения и рыбодобывающей и перерабатывающей продукции. Крым оставался и важным научным центром СССР. Здесь еще со времен царской России успешно действовали обсерватория, биологические станции, археологические и этнографические научные центры. Даже местный Симферопольский университет, хотя и находился под юрисдикцией Киева, но все же всегда был в центре внимания Союзного правительства. Южный берег Крыма оставался любимым местом отдыха и лечения для миллионов советских граждан. Генсеки, члены Политбюро и Союзное правительство отдавали предпочтение Южному берегу Крыма.
Словом, дважды орденоносный Советский Крым продолжал кормить, радовать и лечить все трудовое население Советского Союза, внося тем самым весомый вклад в социально-экономическое развитие всей страны. В советское время Крым не являлся ни периферией, ни окраиной. Он оставался важным регионом не только Украины, но и всей большой страны. Таково его историческое предназначение со времен еще присоединения к России в XVIII столетии. Да и вся страна, особенно в советский период, щедро вкладывала средства в дальнейшее развитие полуострова. Крым не мог существовать без большой страны, но и большая страна не могла обойтись без Крыма. Таково было положение Крыма в большой стране под названием СССР.
Все резко изменилось в 1991 году. С эпохи горбачевской «перестройки» большую страну начало штормить. Крымчане, может быть, первыми почувствовали для себя опасность оказаться вне большой страны, и уже в январе 1991 года впервые в СССР провели референдум о своем новом статусе в составе Советского Союза как субъекта федерации. Последовавшие события в результате Беловежского сговора напрочь перечеркнули надежды крымчан быть автономным образованием в составе Советского Союза. Начиналась эпоха «нэзалэжной» Украины, которая длилась 23 года.
«Крым будет украинским или пустынным», – так сформулировал позицию Украины один из народных депутатов Украины Степан Хмара еще в 1991 году сразу же после объявления Украиной своей независимости. Крым, естественно, тяготел тогда к России, ибо на его территории проживало до 70 процентов русских. Такая позиция ярых украинских националистов завязала первый узел конфликтности между Киевом и Симферополем. Второй узел конфликтности был завязан через экономику. Ускоряющийся темп разрыва экономических связей Украины с Россией означал и разрыв экономических связей Крыма с Россией, тогда как 80 процентов экономики Крыма было ориентировано на Россию.
Третий узел конфликтности завязался в гуманитарной сфере. Официальный Киев провозгласил курс на полную интеграцию Крыма с Украиной. С этой целью, игнорируя специфику автономии, в вузах и школах начали изгонять русский язык, по национальному признаку стали подбираться крымские руководители, преимущественно из материковой Украины, стали выхолащивать «по-украински» и без того урезанную крымскую Конституцию. Все делопроизводство стало переходить на украинский язык, а в кинотеатрах стали запрещать русскоязычные фильмы и т. д.
Четвертый узел конфликтности завязался в самом Крыму и связан был с разновекторностью крымчан по вопросу геополитической ориентации Крыма. Русское большинство связывало свою судьбу с Москвой, украинцы в определенной части были ориентированы на Киев, крымские татары – частью на Стамбул, частью на свою крымскотатарскую государственность, которую они мечтали воссоздать на полуострове.
Наконец, пятый узел конфликтности закладывался в социальной политике Киева. Олигархическая киевская власть в одночасье сделала большинство крымчан, как в прочем и украинцев, нищими. Разрушены были все колхозы и совхозы, быстрыми темпами на полуострове закрывались один за другим промышленные предприятия, планомерно уничтожалась эффективно выстроенная в советское время курортная сфера. Правда, появились и богатые, быстро встроившись во власть. Крымским олигархам становилось безразлично – кто в Киеве у власти. Они умело подстраивались под любого президента, премьера и т. д. Более того, они сами охотно входили в киевскую и крымскую власть, меняя партии, флаги, идеи. Надо прямо сказать, что многие из них и сегодня в российских реалиях остаются в крымской власти, заполнив осенью прошлого года ее законодательные и исполнительные этажи на всех уровнях – республиканском и муниципальных.
Таким образом, Крым имел чрезвычайно высокий потенциал конфликтности. И он все-таки не реализовался на крымской земле! Почему?
Во-первых, преобладание русского населения на полуострове. Русские составляли 2/3 жителей автономии. Русские очень чувствительно реагировали на все притеснения со стороны Киева, особенно в гуманитарной сфере. Русские, в том числе и русскоязычное население, куда входили и украинцы, и крымские татары, мгновенно сплачивались против киевской унитарной и националистической политики и оказывали ему всяческое сопротивление.
Во-вторых, русские в Крыму не только доброжелательно приняли возвращавшихся в организованном порядке с 1988 года крымских татар и других депортированных граждан, но и не создали за все 23 года не одного прецедента преследования по национальному признаку.
В-третьих, базирование в Крыму Российского Черноморского флота отчасти раздражало наиболее озабоченную националистическую часть Украины, но в то же время заставляло и задуматься о последствиях своих непродуманных действий по отношению к крымчанам.
Подводя итоги 23-летнего нахождения Крыма в составе «нэзалэжной» Украины, мы можем констатировать, что Киев так и не смог сформулировать ясной и четкой политики в отношении Крыма. Более того, с каждым годом усиливалось противостояние между Киевом и Симферополем, особенно в гуманитарной и национальной сферах. В своем социально-экономическом развитии Крым стал занимать одно их последних мест в Украине. Потеряв серьезные связи с Российской Федерацией, Крым так и не смог интегрироваться в украинскую экономику. Были серьезно разрушены базовые отрасли экономики Крыма – промышленность, в том числе и оборонная. Крым практически лишился всей своей перерабатывающей отрасли, которая в советское время занимала ведущее место в экономике полуострова. За годы независимости были почти полностью уничтожены животноводство, садоводство и виноградарство, которые некогда составляли гордость и славу Крыма.
Что всегда интересовало киевскую власть в Крыму, так это крымская земля, особенно на Южном берегу Крыма. При независимости Украины начался масштабный передел крымской собственности. Полностью была уничтожена вся курортно-санаторная инфраструктура полуострова. Санатории и здравницы, в том числе и детские, были приватизированы и очень быстро перешли в руки украинских и крымских олигархов. С помощью крымских чиновников заповедная крымская земля быстро оказалась в руках украинских дельцов и мошенников. Олигархический капитал в лице коломойских, фирташей, порошенок и иже с ними при попустительстве крымских властей быстро оседлал весь Крым.

Крым российский

Прошедший год для крымчан был насыщенным, стремительным и совершенно неординарным годом. Мы в России, вполне законно, легитимно и исторически верно. Это первый исторический реванш, взятый у беловежских преступников.
Жить в родной России – это счастье и награда одновременно, которые нам достались в ходе исторического процесса. Мы были спасены от участи, которую нам готовил украинские националисты и неофашисты. Донецк и Луганск тому яркое подтверждение.
Прошедший год был для нас переходным, так как много надо сделать, чтобы полнокровно войти в состав Российской Федерации. Сегодня Крым – это сплошная очередь. Из одной очереди вышел, тут же надо вставать в другую, потом в третью, четвертую и т. д. Без очереди мы сегодня жить не можем – очень много всяких документов необходимо поменять или заново получить. Одним переходным уж никак не обойтись. Все это как-то можно было бы пережить. Прекрасно понимаем, что пока без «бумажек» нам никак не обойтись. Но это новые, то есть российские «бумажки». «Бумаги» новые, а выдают их, как правило, люди «старые». «Старые» – в смысле прежние. Как были они во власти при Украине, так и остались. Сами себя год назад объявили «победителями», сами себя избрали в советы всех уровней, сами себя назначили в исполнительные органы. «Старые», то есть прежние от имени нового государства пытаются, исходя из своего украинского прошлого, руководить всем новым. Вот и происходит пробуксовка почти по всем направлениям. Выручают сегодня Крым шефы-регионы, закрепленные за каждым городом и районом. Там школу отремонтируют, где-то – детский сад, больницу, клуб и т. д. огромное им за это спасибо. Наша «старая», то есть прежняя власть, очень этим гордится. Любят ездить, ярко выступать, когда в каком-нибудь регионе Крыма шефы из других регионов Российской Федерации подготовят объект к сдаче или подарят школьный автобус, автомобиль скорой или пожарной помощи.
А проблем в Крыму больше, чем, наверное, во всей России. Это и понятно – 23 года украинская власть планомерно и методично нас «добивала». Казалось бы, вот и покажите и проявите себя в новом государстве, в новых условиях. Ведь Москва так много помогает – и финансово, и законодательно.
Ан, нет. «В очередь!» – указывает «старая», то есть прежняя, власть в Крыму. Вот и бегаем из одной очереди в другую, третью и т. д. Мы бы и рады бегать, да дороги везде «старые», то есть еще советские. 23 года их практически по всему Крыму и не ремонтировали. Стоять в очередях, оказывается, еще очень полезно. Ввиду разбросанности по городу крымских ведомств, приходится бывать и в разных уголках нашего славного Симферополя. И уж, конечно, бывать и в местных магазинах. И ужас охватывает при виде цен на отдельные товарные позиции. Один и тот же продукт, например, голландский сыр или какая-нибудь колбаса, в разы отличается ценой от соседнего магазина. Власть в эфире торжественно клянется, что контролирует ценовой вопрос, а в реальной крымской жизни все происходит наоборот. Или вот, например, совершенно свежий пример. Наш Крым, прежде всего, курортный и туристический. Одна из проблем прошлого – пляжный вопрос. Все пляжи были захвачены, огорожены от крымчан. Или иди и плати. Ничего лучшего не смогла придумать крымский министр туризма и курортов, как предложить ввести специальные пропуски на пляж.
Вопросов нерешенных много. И мы прекрасно понимаем, что в одночасье их не решить. «Кто виноват?» и «Что делать?» – извечные русские вопросы. Мы постараемся и на них ответить. Виноват – капитализм и те, кто пытается капитализм украинский подстроить под капитализм российский. А что делать: строить социализм.

Валерий ЛАВРОВ