Поиск по газете

вторник, 21 апреля 2015 г.

Иван РОБАК: «Если бы не Коммунистическая партия, мы бы никогда не победили»


Корреспонденты газеты «Коммунист Крыма» продолжают знакомить читателей с людьми, чьи жизни и судьбы соприкоснулись с Великой Отечественной войной. Герой нашего рассказа – ветеран Великой Отечественной войны, участник освобождения Крыма, кавалер двух орденов Славы, Почетный гражданин Симферополя Иван Иванович Робак.


Дважды выживший

Иван Иванович Робак родился 10 июня 1925 года в селе Григорьевка Чаплинского района Херсонской области. Родители были колхозниками. В 1933 году перенес голод.
После окончания четырех классов Иван Иванович пошел в ФЗО (фабрично-заводское обучение).
- Нас готовили в Каховке, за шестьдесят километров от моей деревни, – рассказывает Иван Иванович. – Специальности были разные: тракторист, комбайнер, заведующий станцией МТС для технического ремонта машин. Нас поднимали рано утром, проводили с нами физическую зарядку, в том числе у нас было купание в Днепре, затем мы завтракали и шли на учебу. Помимо общеобразовательных занятий, мы изучали военное дело, на котором нам рассказывали, что такое винтовка, штык. Основной упор делали на физическое развитие и здоровье.
Ивану Ивановичу оставалось чуть меньше года до окончания ФЗО. Но учебу он не закончил. 22 июня 1941 года на нашу страну обрушилась кровопролитная, страшная война.
- Мы добирались домой кто как мог, – продолжает ветеран. – Войска отступали по Днепру, прошли правее и повернули на Крым, а наша деревня осталась посередине. Когда на Перекопе шли бои и по Днепру немецкие танки пошли, у нас появились только вражеские мотоциклы и пехота. Просто прочистили эту дорогу и все, а боев не было. Мы остались в оккупации и бежать некуда. Мачеха на меня нажаловалась немцу из комендатуры, что я не слушаюсь, и меня под расстрел отправили. Поставили к стенке, какой-то немец начал избивать меня. Я стою, плачу. Спасла меня старшая сестра, она упала на колени перед немцем и начала просить не убивать меня. Так и остался жив.
В 1943 году Иван Иванович попал в концлагерь.
- Собрали всю молодежь с окрестных деревень, – вспоминает Иван Иванович Робак, – и организовали концлагерь под Каховкой, в шести километрах. Нас там было шестнадцать тысяч. Все загородили проволокой, поставили крышу, навалили солому и все. Мы копали противотанковый ров. Он никому был не нужен, но таким образом фашисты хотели уничтожить молодежь. Одна лопата на десятерых, поэтому приходилось рыть землю руками. Через какое-то время уже и косточки у нас на руках стали видны. Кто не мог работать, падали. Их били кнутом или дубинкой, потом грузили в машину и увозили. Такая мясорубка продолжалась каждый день. На территории концлагеря стояли три виселицы, на которых вешали сбежавших.
Вскоре советские войска начали наступать от Сталинграда и гнать немца. По Днепру раздавались канонады.
- Мы решили с товарищем совершить побег, – рассказывает ветеран. – О наших планах узнала девчонка из соседней деревни и попросила нас взять ее с собой. Ночью, где-то после двенадцати, мы по-пластунски подползли к колючей проволоке и аккуратно протиснулись через нее. Немцы спали, и нас никто не заметил. Мы шли по пахоте и вскоре вышли на дорогу. Вдруг с обеих сторон показались фары немецких автомобилей. Мы перепугались, подумали, что нас могут заметить. Но в итоге все обошлось. Трое суток мы добирались домой, шли только ночью, потому что вся территория была оккупирована. Отдыхали в стогах соломы.
Иван Иванович добрался домой поздно вечером. Возле дома он встретил отца, который спрятал его в огороде в яме для овощей, чтобы мачеха не выдала его немцам снова.
- В этой яме я просидел три дня, – продолжает Иван Иванович Робак. – А как-то на рассвете залетают к нам в село человек пять на лошадях, оказалось, это был кавалерийский корпус Кириченко. Они спросили у отца, есть ли в селе немцы. Но немцев не было. На следующее утро ребят призывного возраста начали направлять в сельский совет.
В качестве пополнения Ивана Робака и других ребят направили на Перекопский вал.
- Нас определили в учебный полк 51-й Армии, – говорит ветеран. – Затем около тридцати пяти человек, в том числе и меня, отобрали в школу младших командиров. После окончания школы меня определили в минометную роту 87-й Краснознаменной стрелковой дивизии, ставшую впоследствии «Перекопской». 

За Родину! За Сталина!

8 апреля 1944 года началась Крымская наступательная операция.
- Полтора часа шла артиллерийская подготовка, – вспоминает Иван Иванович. – Мой миномет стрелял постоянно и без перерывов, боеприпасов было очень много. Мы стояли в ста пятидесяти метрах от пехоты, пулеметы на первой линии, а мы на второй. На рассвете началось наступление, первыми пошли танки, за ними пехота, потом мы. Армянск мы обошли, ринулись дальше. В 87-й стрелковой дивизии была рота, которая атаковала непосредственно Армянск. Остановились мы на 102-й высоте и около ишуньских позиций. Там бои были серьезные, пошли танки, артиллерия, сила была надежная, дали по Ишуне и ходом на Симферополь. По селам наша 87-я дивизия практически не шла, мы двигались по армянской дороге. Нас поддерживал девятнадцатый танковый корпус. В Симферополь зашли с ялтинской дороги, потому что нам приказали перерезать феодосийское шоссе, по которому немцы отступали на Севастополь. Когда немцы отступали из Керчи, Феодосии, Судака, они все ринулись через Симферополь и Бахчисарай в город-герой. Наша дивизия обошла кругом Симферополь, отрезала отступление и зашла в город с той стороны, где сейчас размещена гостиница «Москва». Мы остановились возле консервного завода, сложили шинели и по улице Воровского пошли к городскому саду. Вдруг мы прекратили движение, командир полка начал беспокоиться, оказалось, от Советской площади на лафете 122-мм орудия «Студебеккер» тянет, хоронили какого-то старшего офицера, его могила расположена ныне на военном кладбище на улице Козлова. Простояли мы минут десять. И пошли на Бахчисарай к Севастополю.
При освобождении Севастополя Иван Иванович Робак получил легкое ранение и контузию. За взятие Сапун-горы Ивана Ивановича представили к награде, он получил свой первый боевой орден Славы третьей степени. Кстати, на Бельбеке после контузии его приняли в комсомол. 
Затем была Украина, Белоруссия.
- Когда мы пошли на Гомель, – продолжает Иван Иванович, – очень жестокие бои начались. Город весь в дыму, здания черные, страшные, разбитые. Потом нас бросили в Прибалтику. Дальше пошли на Либаву, это большой прибалтийский порт. Продвигались долго, с боями, кругом лес, в течение трех дней мы сражались в окружении. Вскоре узнали, что уже близок конец войны. Берлин почти взят. В Либаве началась капитуляция. Так для меня закончилась война.
В 1945 году Иван Иванович Робак вступил ряды КПСС. За ратные подвиги был награжден орденами Славы первой и второй степеней, орденами Отечественной войны второй степени, «За мужество», медалями «За победу над Германией», «За Отчизну» и другими боевыми наградами.
- Если бы не Коммунистическая партия, мы бы не победили, – говорит Иван Иванович. – Когда началась война, то Иосиф Виссарионович Сталин обратился к народу со словами: «Дорогие соотечественники, мы в опасности. На вашу судьбу выпала миссия выстоять и победить злейшего врага, я надеюсь, что нашими совместными усилиями мы сделаем это». В ходе Второй Мировой войны Германия поработила почти все европейские государства, а наша страна выстояла. Вот что такое социализм, вот что такое Сталин! Поэтому мы шли в атаку с криком «Ура! За Родину! За Сталина!»
В Симферополе Иван Иванович Робак живет с 1952 года. Получил строительную специальность, работал на строительстве хладокомбината, здания Совета Министров, универмага и многих других социально значимых объектах. Некоторое время проработал заместителем председателя комитета народной торговли. Также принимал участие в установке памятника В.И. Ленину в центре города Симферополя.

Подготовила
Алена ТАРАНЕНКО