Поиск по газете

четверг, 18 июня 2015 г.

Почему ученые и общественность против ЕГЭ?

Сегодняшняя система образования России – неотъемлемая часть либеральной реформы в стране. Как и сам закон «Об образовании», так и его методико-организационное сопровождение, является не чем иным, как внедрение «либеральных ценностей» в содержание образовательного пространства России. Чем это заканчивается, мы прекрасно знаем из опыта либеральной Европы, Австралии и Северной Америки. В Европе уже давно принуждают школьников младшего возраста посещать уроки по расширению знаний в области половой жизни. И как следствие - принятие многими европейскими странами законов об однополых браках. Или увеличение в Австралии случаев сексуального насилия над детьми. Или увеличение случаев массовых убийств с применением огнестрельного оружия среди учащейся молодежи в США. И этот ряд можно продолжать. В России, особенно в советское время, было особое отношение к образованию и воспитанию подрастающего поколения. Оно, по утверждению даже западных специалистов, было одно из лучших в мире. У нас учились, с нас брали пример многие страны, в том числе и капиталистические. С развалом СССР и приходом к власти либералов в правительство РФ рухнула и традиционная русская советская школа. Либеральное правительство полезло за опытом на Запад. И как результат – отмена некоторых традиционных предметов (например, география и астрономия) и введение вместо них либеральных «общечеловеческих» предметов (уроки добрососедства, половой этикет и т. д.). Изменения произошли как в общеобразовательной, так и в высшей школе. За образцы были взяты западные стандарты и программы. Практически было уничтожено профессионально-техническое образование в стране. Вот и полезли, как грибы, либеральные юристы, экономисты и журналисты. Все это привело к тому, что страна перестала строиться и развиваться. И еще одно новшество от нашего либерального правительства – злополучное ЕГЭ, получившее многомиллионное сопротивление как со стороны родителей, учащихся и учителей, так и со стороны ведущих ученых. Предлагаем ознакомиться с мнением некоторых уважаемых и известных людей.


Вице-президент РАН, директор медико-биологических проблем РАН Анатолий Иванович Григорьев:
«Возможно, в школьном образовании и нужны некие стандарты. Но я вижу, что происходит, и мне все это не нравится. Для науки важен индивидуальный подход к ученику, а Единый государственный экзамен его полностью исключает. Как тогда выделять таланты? Необходимость сдавать ЕГЭ для поступления в вузы уравнивает всех абитуриентов, смешав тех, кто «еле дотянул», и по-настоящему выдающихся учеников».
Писатель, лауреат Государственных премий СССР, автор нескольких книг о советских ученых и их разработках Владимир Степанович Губарев:
«Подобная система может особенно навредить уральской науке. Именно в Екатеринбурге крупнейший российский математик и механик Николай Красовский разработал нестандартный метод поиска молодых специалистов, основанный на собеседованиях, а не на данных контрольных и тестов. Между тем уровень российского образования за последние десятилетия резко упал. Знаете, что показали результаты ЕГЭ? Уровень образования наших детей упал до уровня 1928 года. Впору говорить не о развитии науки, а о развитии безграмотности. Система ЕГЭ не применима к российскому образованию и в будущем может попросту лишить науку молодых специалистов».
Академик РАН, директор института органического синтеза им. И. Я. Постовского Уральского отделения РАН Валерий Николаевич Чарушин:
«Нельзя создать единый образовательный стандарт для всех умов. Как сравнивать элитарные требования МИФИ, МГУ и требования Нижнетагильского педагогического института? А вы знаете, к примеру, знаменитую кафедру экспериментальной физики на уральском Физтехе? Это ж целый институт! Его специалисты работают во всех уральских атомградах, и набирались они в эти учреждения по индивидуальному собеседованию. Не было бы собеседований – не было бы и открытий. Пусть ЕГЭ будет, если он так нужен государству. Но пусть он будет дополнением, одним из вариантов наряду с обычными экзаменами и собеседованиями. Он должен быть отдельным, а не единым испытанием, если мы не хотим разрушить то, что осталось от российской системы образования».
Президент Российской экономической школы, академик РАН Валерий Леонидович Макаров:
«Единый госэкзамен – это образец странного и смешного субъективизма. Если уволить тех, кто составлял вопросы к ЕГЭ, и нанять других людей – вопросы будут совершенно иными. Экзамен не должен представлять собой выбор ответа из нескольких вариантов, составленных группой людей с узким и субъективным мнением. Но раз это так, значит, кому-то это было очень выгодно».
Доктор физико-математических наук, вице-президент нанотехнического общества России Георгий Геннадьевич Малинецкий:
«ЕГЭ – это катастрофа, которая продолжается, несмотря на протесты ученых, преподавателей, учителей против такой системы оценки знаний. Наших детей по-прежнему натаскивают на тесты, на ответы «да/нет», чем губят их творческие способности, губят потенциал, который позволяет придумывать им что-то новое. По сути дела, детей превращают в придаток компьютера.
Результаты этого очевидны. Если советские школьники в мировой табели о рангах в мировых тестах занимали второе-третье места по физике и естественным наукам, а также второе место по математике, то сегодня по математике российские школьники спустились на 34-е место, а по физике и естественным наукам – на 37-е из 150 стран. Хочется думать, что уже в следующем году все изменится. Возможно, руководство страны услышит, наконец, мнение российских учителей, преподавателей и родителей».
Нобелевский лауреат, вице-президент РНА, депутат ГС РФ от КПРФ Жорес Иванович Алеферов:
«Я все время был против ЕГЭ. И сегодня против. И в нашем Физико-техническом лицее большинство учителей – против. Есть, правда, те, кто рассматривает его модификации и надеется, что из него что-то полезное можно извлечь. Но лично я считаю, что ЕГЭ – это хороший экзамен при получении прав на вождение автомобиля. В автошколах он может быть основным методом проверки знаний. Но не в университетах. Для нас всегда, даже для тех, кто имел золотую медаль, было обязательным собеседование. Так должно быть и сейчас. Вот и все».
Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Государственной Думе РФ, доктор философских наук Геннадий Андреевич Зюганов:
«Наша фракция настаивает, чтобы мы немедленно рассмотрели итоги Единого государственного экзамена на заседании палаты, которая принимала этот закон.
Последствия принятия данного закона следующие. Недавно в лучшем учебном заведении страны – МГУ (который входит в десятку лучших учебных заведений планеты), на мехмате были проведены тестовые контрольные. Так вот, 60 процентов студентов не подтвердили те баллы, которые им поставили в школе.
Провели контрольную работу на журфаке. 229 человек, которые выбрали русскую речь, образ и хороший слог в качестве своей главной профессии, писали диктант. 82 процента сделали восемь и более ошибок на каждом листе! Это означает полную безграмотность на одном из лучших факультетов в лучшем университете.
Провели контрольную в Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации. Там не подтвердили свои знания 70 процентов студентов.
Вот последствия внедрения Единого государственного экзамена.
Мы считаем, надо немедленно вернуться к этому закону, рассмотреть его и, как минимум, внести две поправки. Дать право родителям и школьникам выбирать тип сдачи экзамена. А высшим учебным заведениям дать право проводить контрольные по ключевым, важнейшим предметам.
В противном случае мы окончательно угробим высшую систему образования. У нас и так сегодня почти 800 тысяч самых образованных молодых людей покинули страну и уехали за рубеж».

По материалам сайтов
http://www.strf.ru
http://ruskline.ru
http://kprf.ru