Поиск по газете

пятница, 25 августа 2017 г.

На площади имени В.И. Ленина в Симферополе развернута выставка «Путешествие в 1917 год», организованная правительством Санкт-Петербурга совместно с Министерством внутренней политики, информации и связям Республики Крым. Выставка задумана в виде исторического лабиринта. Мы побывали в этом лабиринте и ужаснулись.
При входе в лабиринт тебя встречают слова известного американского кинорежиссера, сценариста, кинопродюсера, автора фильма о Путине Оливера Стоуна. Вот они: «Двадцать лет спустя система капитализма зашла в тупик, мы вынуждены признать ценности, которые раньше не только отрицали, более того, мы против них вооружались…
Сходную ситуацию общество переживало, пожалуй, с приходом большевиков».
Как же так, выставку организуют два правительства – питерское и крымское, а вхождение в тему выставки прикрылись американцем, пусть и известным, но явно не специалистом по русской революции 1917 года. Да и сравнительная характеристика, данная Стоуном, явно настраивает не в пользу Октября.
Организаторам выставки слова Стоуна показались явно недостаточными, и они решили закрепить еще одной сравнительной характеристикой, данной на сей раз русским философом Николаем Бердяевым: «Революция, пишет Бердяев, всегда есть в значительной степени маскарад, и если сорвать маски, то можно встретить старые, знакомые лица». Заметим, что философ Николай Бердяев никогда не пользовался авторитетом среди отечественных ученых и ученых русского зарубежья. Он весь путаный в своих суждениях, философских исканиях. За свою жизнь в России и зарубежье он сменил столько «вех», что хватило бы на несколько сотен человек. Почитайте хотя бы отзывы о нем Ивана Ильина или Ивана Солоневича, которых сегодня модно цитировать в России. И вдруг организаторы выставки предлагают посетителям ознакомиться с очередной сумасбродиной Бердяева.
Ладно, идем дальше. А дальше еще интересней. Перед вами царская семья Николая II. Его почтительно сопровождает никто иной, как сам Григорий Распутин. Вы увидите большой портрет Распутина, его недружеские высказывания о русском народе. Все вполне понятно: нужно подготовить посетителя выставки, чтобы он осознал, как хорош был царь и совсем никудышный народ, которым он правит. Дается подробная биография старца как последнего защитника трона. Мы не будем давать характеристику Распутину и его деяниям, которые хорошо известны в нашей советской историографии, а дадим слово его современнику, философу Борису Валентиновичу Яковенко, близко наблюдавшего за жизнью политической России того периода. Вот его характеристика: «Можно сказать, что с осени 1916 года, когда произошло назначение Протопопова, Россия была в полной власти если и не самого Распутина, то во всяком случае распутинской клики, то есть шайки политических и иного рода авантюристов, шантажистов, спекулянтов и стяжателей».
Лабиринт есть лабиринт. Далее по программе победоносная Февральская революция. Большие портреты деятелей Февраля от Милюкова, Родзянко до Керенского. Почти в подробностях представлены основные вехи Февральской революции. И подкреплены эти вехи поэзией Александра Блока, Владимира Маяковского, Сергея Есенина и публицистикой Александра Куприна. Показалось, что деятели Февраля защищены солидными фигурами. Но давайте всмотримся. На стенде размещено стихотворение Сергея Есенина «Товарищ», датированное поэтом февралем 1917 года. Но что делают авторы выставки – они выхватывают строчки из этого стихотворения, которые якобы и характеризуют пессимистическое настроение поэта в переживаемую им эпоху крушения царизма. А в конце приводят слова из стихотворения 1924 года под названием «Русь советская». Вот они:
Вот так страна!
Какого ж я рожна
Орал в стихах, что я с народом дружен? И т.д.
Явная подтасовка фактов. Авторам выставки хотелось показать, что революционные перемены в России поэт не принимает. Хорошо, что мы знаем глубоко творчество Сергея Есенина, и нас не провести.
Или еще один пример. Приводится четверостишие из стихотворения Владимира Маяковского «Февраль», написанное поэтом в 1927 году. Вполне понятно, что это стихотворение этапное на подступах к Октябрю. Но об этом ни слова. А слова эти главные для всего произведения. Приведем их:
И мы дошли, в Октябре заверша
То, что Февраль не доделал.
К сожалению, этих слов посетитель выставки не прочтет.
И последнее. Подводя итоги болтливой Февральской революции, организаторы выставки как бы закрывают тему Февраля Декретом В.И.Ленина о запрете деятельности правящей тогда кадетской партии и об аресте ее активных деятелей. Налицо очередной исторический подлог. Партия кадетов была запрещена, как только вступила в вооруженное противостояние с большевиками. Даже либеральный историк современной России Валентин Шелохаев вынужден признать, что после октябрьского переворота партия кадетов первыми вступила в войну с большевиками, которая приняла «насильственные формы жестокой борьбы на уничтожение большевиков». Спрашивается, а как В.И. Ленин в этих условиях должен себя вести? Вот об этом ни слова.
Думаю, что выставка антиисторическая, либеральная, антисоветская, ничего не имеющая с действительно политическими событиями 1917 года. Выставка еще раз продемонстрировала, что в современной России стоят у власти почитатели царской империи и сторонники Февраля.

Сергей Небольсин