Поиск по газете

пятница, 25 августа 2017 г.

Бедность


В последней «прямой линии» Владимира Путина постоянно звучала одна из острейших проблем страны – бедность. Об этом много сейчас говорят политики, журналисты, граждане страны. Житель города Бийска, что в Алтайском крае, даже выехал в Москву на встречу с президентом на своем стареньком «Запорожце», чтобы поведать руководителю страны о крайней бедности, в которой пребывают жители края.
Бедность – крайне затяжное и повальное социальное явление современной России. Почитайте письма трудящихся в народную газету «Советская Россия», и у вас волосы дыбом встанут: «Неужели это все в нашей любимой стране?» К сожалению, да. Статистика всем хорошо известна – 10 % богатых на 90 % бедных. Недруги сразу же завопят: «А в Советском Союзе разве не было бедных?» «Были», скажем мы. Но во времена Советского Союза бедность не являлась социальной болезнью, и носила она скорее психологический характер в виде ощущения. Приведу житейские примеры. Моя первая учительница, Евгения Павловна, жила в бревенчатом небольшом домике с печным отоплением и водой на колонке. Зарплата у нее была небольшой. Но она ощущала свою жизнь как изобильную и прекрасную. Еще бы: свой дом, большой сад с цветами, малиной, грушами и яблоками. У нее было любимое дело, в городе ее все уважали. Она все умела: шить, вязать, выращивать цветы, варить вкусное варенье. Если бы кто-то сказал ей, что она бедная, она бы этого человека не то, что с гневом отвергла, просто бы не поняла.
Или еще один личный пример. Мой дед, Василий Антонович, пройдя всю войну, из боевого расчета (а их было 7 человек) вернулся живым только он один. Все его товарищи по оружию погибли: кто на Украине, кто в Польше, кто на подступах к Берлину. Вернувшись домой, он так и проходил всю оставшуюся жизнь в своем нехитром солдатском обмундировании. Даже по праздникам он носил свою любимую солдатскую форму. Соседи часто говорили бабушке: «Евдокия, ты бы купила своему Васильку какую-нибудь обновку. Что он у тебя как нищий ходит». На что им моя бабушка, Евдокия Ивановна, отвечала: «Он – не нищий. Он своих погибших друзей забыть не может. Вот и ходит в солдатской одежде, словно ищет их, погибших, никак расстаться с ними не может. Он у меня на этот счет золотой».
Мой дед каждое лето уезжал то в Воронежскую область, то в Курскую, то в Подмосковье, туда, где остались семьи погибших его однополчан. Он рассказывал вдовам, их детям, как храбро сражались их мужья-отцы. В подробностях сообщал об их последних боях. И обязательно оставлял в семье горсть землички, с того места, где были упокоены герои. По лету он одним поправлял покосевшую избу, другим сооружал коровник, третьим строил бани. И так он посетил все шесть семей своих погибших однополчан, с кем довелось ему защищать когда-то Родину. Дома, возвратившись из очередной поездки, он говорил жене: «Ну, вот, Евдокия, подправили мы немножко нашу израненную Россию. Теперь Колькина семья заживет». И так он выговаривал каждый раз, возвращаясь по осени домой. Мой дед был счастливым человеком. Он никогда не знал, как и многие тогда советские люди, ничего о роскоши. Его единственным богатством была его родная Россия, которую он с оружием в руках защищал от фашистских захватчиков.
Дед после войны жил по тем временам совсем на крохотную зарплату, работая подсобным мастеровым в одной из сельских школ, и еще умудрялся «подправлять» Россию, выезжая каждое лето в семьи своих бывших однополчан. Скажи ему тогда, что он бедный человек... Думаю, что «бедным» стал бы тот, кто это ему сказал.
В 60-е годы Никита Хрущев призвал советских людей «догнать и обогнать Америку». Ни моя первая учительница, ни мой дед-герой не собирались догонять или обгонять Америку. Они в меру своих сил укрепляли и защищали свою социалистическую Родину.
Сегодня все наоборот. Вначале 90-х годов страна ринулась за американскими жвачками, джинсами и журналами типа «Плейбоя». Так и не догнав капиталистическую Америку, наша страна очень быстро достигла капиталистической бедности. Бедность перестала быть ощущением, она стала для большинства наших граждан состоянием.
В наше время очень модно стало повсеместно создавать различные благотворительные общества. С экранов телевизора постоянно звучат призывы о материальной помощи. Создаются благотворительные детские фонды, организуются женские движения, а совсем недавно начали кругом создаваться общества отцов. Все эти фонды, движения, общества, особенно благотворительные, хоть как-то понижают социальную напряженность наших граждан, но они не решают главной проблемы – ликвидации условий для появления бедности в нашей стране. Необходимо менять саму систему, то есть переходить к социалистическому мироустройству.
Если этого не произойдет в самое ближайшее время, то придется нам опять вернуться к практике 20-х годов прошлого века – создавать повсеместно комитеты бедноты. Они-то уж со своим революционным опытом наверняка победят российскую бедность, как это однажды уже было.

Валерий Лавров,
кандидат филологических наук, доцент,
заслуженный работник
образования,
лауреат премии
Республики Крым