Поиск по газете

четверг, 14 января 2021 г.

Преступная халатность, недосмотр или рационализация?


Поднимем такой важный вопрос как контроль заболеваемости туберкулезом в Крыму. Просветят нас два профессионала, отдавших долгие годы борьбе с этой смертельно опасной болезнью, врач фтизиатр ПТК №2 Багеровской поликлиники Елена Мосалёва и медсестра противотуберкулезного кабинета Ленинской ЦРБ Светлана Змеева.

Верните противотуберкулезный кабинет!

— Светлана Темуровна, что сломалось в нашей системе противотуберкулезной обороны?

— В мае 2019 года противотуберкулезный кабинет (ПТК) Багеровской зоны из Керченского тубдиспансера был переведен в поселок Багерово по распоряжению главврача г-на Горькалова (ныне уже бывшего). Мы долго и безрезультатно бились за отмену решения. 10 октября 2019 года мы с доктором Мосалёвой поехали к бывшему тогда министром Игорю Чемоданову. Он при нас позвонил и распорядился об обратном переводе ПТК № 2. К нашему изумлению, г-н Горькалов не стал ничего делать. Очевидно, потому что знал о своем скором снятии с должности. 21 января 2020 года в Ленинскую ЦРБ пришел новый главврач г-н Гаптракипов. В феврале мы всей службой пошли к нему. Мы — это доктор и медсестра Багеровской зоны и доктор с медсестрой Ленинской ЦРБ. Вручили главврачу распоряжение министра о возвращении противотуберкулезного кабинета обратно в Керчь, но никакой реакции не последовало.

— Что такое Багеровская зона?

— Более 60 лет назад Багеровский противотуберкулезный кабинет разместили на территории Керченского тубдиспансера для правильного и своевременного обследования всех сельских жителей приписного Приморского района — так он раньше назывался. Позднее Приморский район объединили с Ленинским — так появилась Багеровская зона.


— Почему так важно, чтобы кабинет № 2 (будем называть его кратко для удобства) находился в Керченском противотуберкулезном диспансере?

— В двадцати километрах от Керчи находится поселок Багерово. К примеру, пациент едет из села Приозерное, сначала с пересадкой доезжает до Керчи, затем до автовокзала и автобусом в Багерово. Добирается к обеду — рентген-кабинет уже не работает, анализы у него не берут, поскольку их принимают только у местных приписанных пациентов. А всех остальных сдавать анализы отправляют в Симферополь. Раньше на приемы приходили до 550 человек в месяц. Сейчас мы принимаем меньше семидесяти. Какое же это обслуживание населения? Какая борьба с туберкулезом?

Почти все больные туберкулезом это малоимущие граждане, часто страдающие алкоголизмом и наркоманией. Естественно, такой человек второй раз на прием не приедет. Будет лежать дома — умирать. Затем его привезут в морг и поставят посмертный диагноз — туберкулез.

— Туберкулез в России до сих пор большая проблема. Насколько он заразен?

— Очень заразен! Он может заразить сотни восприимчивых к туберкулезу людей! Когда такой человек приезжал в Керчь и на месте проходил всю диагностику, риски заражения населения были сведены к минимуму.

— Как вам работается в Ленинской ЦРБ?

— Более 11 лет здесь, в Ленино, не было врача, я работала одна, билась за повышение уровня борьбы с туберкулезом. Мне очень тяжело видеть все это в таком запустении, и становится все хуже и хуже. Ясно, что после публикации статьи, меня будут съедать, но мне абсолютно все равно. Самое главное — это здоровье и жизнь людей. Главврачи сменяются — пациенты остаются и, когда они умирают, как будто частичка твоей души уходит.

— Достаточно ли медицинских препаратов?

— С профильными препаратами у нас все нормально, потому что это безвозмездная государственная поставка. Мы бюджетники, и как всегда у нас нет денег. Наши пациенты вынуждены обходиться без витаминотерапии и гепатопротекторов, которые в обязательном порядке нужны для защиты печени. Наши препараты тяжелые, лечение длительное, более года.

— Как обстоят дела с оснащением противотуберкулезного кабинета здесь, в Ленино?

— У нас нет баклаборатории, мы не можем делать посевы, только микроскопию, которая не всегда показывает, есть ли выделения. В Керчи (пока там принимали наши анализы) было очень удобно. Вместо этого теперь нашим пациентам предлагают сдавать анализы в Симферополе. А чем отличаются сельские жители от городских? Если это наши районные пациенты — мы стараемся что-то делать, отправляем анализы на своих машинах в Симферополь, но на всю Багеровскую зону нас не хватит. Врач в Багерово бегает, выпрашивает анализы, ей говорят, ты никто, и направляют человека своим ходом в Симферополь. Перенос кабинета № 2 из Керчи может повлечь за собой вспышку туберкулеза.

— Как это врач выпрашивает анализы и почему руководство вашей родной Ленинской ЦРБ не хочет ходатайствовать о переводе кабинета № 2 обратно в Керчь?

— Г‑н Гаптракипов не реагирует на ситуацию, хоть возможно и может помочь. Об этом вам надо поговорить с Мосалёвой Еленой Ивановной, фтизиатром Багеровской зоны.

Полная версия статьи в печатном номере газеты

Подпишись и читай полностью

Подписной индекс издания в отделениях «Почты Крыма» – 30538.