Поиск по газете

среда, 4 декабря 2013 г.

Константин ЗАТУЛИН: «Россия всегда будет поддерживать Крым»


На прошлой неделе в Русском культурном центре в Крыму состоялся научно-экспертный стол «Роль Республики Крым в евразийской интеграции. Судьба Крыма в случае подписания Украиной Соглашения с ЕС». В обсуждении темы приняли участие авторитетные политологи, историки, социологи и журналисты Крыма и Севастополя. Открыл круглый стол российский политический деятель, директор Института стран СНГ, депутат Государственной Думы Российской Федерации первого, четвертого и пятого созывов, член комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин, чья персона вызвала повышенный интерес у представителей СМИ. Но корреспондентов «Коммуниста Крыма» выручил председатель ассоциации «Русский культурный центр» Михаил Голубев, организовавший нам расширенное эксклюзивное интервью с Затулиным. 


«Экзотика» от оппозиции

- Константин Федорович, кому принадлежит идея проведения круглого стола и каковы Ваши впечатления от прошедшего мероприятия?
- Это была наша общая идея с моими коллегами из Института стран СНГ в Севастополе и Украинского филиала Института стран СНГ. Эти независимые организации уже достаточно долго работают на Украине, внося свою лепту в общественную жизнь страны. Мы с уважением относимся к крымской идее, к ее носителям, к тем людям, которые работают с крымчанами на протяжении многих лет, ведя постоянный диалог через СМИ. Поэтому организаторы круглого стола не ставили перед собой цель приглашать на этот круглый стол каких-либо авторитетных политических и общественных деятелей из Киева, Москвы и других крупных городов. Наоборот, мы стремились предоставить слово крымчанам и севастопольцам. В частности, я хотел услышать точку зрения представителей крымской интеллигенции, интеллектуальной элиты автономии, тех людей, которые оказывают своими суждениями влияние на наших соотечественников в Крыму. Многие идеи, высказанные на круглом столе, мне импонируют. В целом мероприятие прошло на должном уровне.
- По мнению многих экспертов, Украина взяла тайм-аут, отказавшись от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС на Вильнюсском саммите. Как Вы оцениваете сложившуюся ситуацию, могли бы спрогнозировать перспективы развития европейского вектора Украины?
- Для нас в России ясно, что в целом сохраняются три варианта дальнейшего позиционирования Украины. Первый: вопрос о подписании ассоциации отложен, но не снят с повестки дня. Второй: победит позиция так называемой «многовекторности». Этот вариант традиционный для Украины, он неоднократно использовался в разные ответственные периоды ее истории. И, наконец, третий вариант – Украина все-таки присоединится к Единому экономическому пространству России, Белоруссии и Казахстана, если не сейчас, то в ближайшем будущем. Я не думаю, что существует какой-то четвертый вариант. Естественно, от того, какой вариант будет выбран, во многом зависит судьба Крыма. При этом мне бы не хотелось, чтобы Крым и Севастополь стали статистами в процессе самоопределения Украины. Наоборот, Крым и Севастополь должны максимально влиять на принятие таких судьбоносных решений. Поэтому мы заинтересованы в обсуждении вопросов, касающихся судьбы Крымского полуострова и его жителей. Ведь очень важно понять, каковы расчеты и надежды крымчан в случае, если первый, второй или третий вариант реализуется. Каковы будут последствия? Мы слышали разные прогнозы – от расширения полномочий автономии до ее полной ликвидации и превращения в рядовую область Украины. Также важно понять, что будет с городом-героем Севастополем. Вы ведь знаете, что так называемая оппозиция внесла в парламент законопроект, нацеленный изменить систему управления в городе-герое и близлежащих селах, административно подчиненных городу. Я буквально недавно с ним ознакомился и был, мягко говоря, удивлен той «экзотикой», которую предлагают авторы этого законопроекта. Например, разделить территорию Большого Севастополя на пять общин с выборными органами местного самоуправления, ввести в селах должности старост. В общем, не хватает только полицаев, поскольку старост оппозиция уже предложила.
- Если говорить о первом варианте, то каким Вы видите сценарий развития отношений Крыма с Россией в случае возможного подписания Соглашения об ассоциации? Все мосты будут сожжены?
- Безусловно, при реализации данного сценария сложно говорить о возможной политико-правовой ситуации. Например, как будет и будет ли работать вообще Конституция Крыма. Скорее всего, потеряют свою актуальность конкретные совместные проекты, например, строительство моста Крым–Кавказ через Керченский пролив. Однако я уверен, что в любом случае в России как на общественном, так и на государственном уровне есть понимание того, что нельзя оставлять попыток развивать горизонтальные связи с Крымом, поддерживая здесь наших соотечественников. Конечно, не все и не всегда происходит так, как хотелось бы. Недавно я стал участником очень острой дискуссии по поводу возможного введения с 2015 года визового режима между Россией и Украиной или пересечения границ гражданами двух стран по загранпаспортам. И, кстати, высказался в поддержку введения двойного гражданства и снятия с российской стороны препятствий к обретению двойного гражданства нашими соотечественниками, проживающими на Украине, в первую очередь, конечно же, в Крыму и Севастополе. Это лишь один из вариантов развития отношений с Украиной после подписания ею ассоциации. Надеюсь, сообща мы сможем решать и другие проблемы.

Один народ, одна история 

- Константин Федорович, некоторые политологи и общественные деятели в процессе обсуждения темы круглого стола говорили о том, что перед Крымом открываются определенные перспективы в случае подписания Украиной договора об ассоциации с Европейским Союзом. В числе преференций было отмечено то, что в Евросоюзе, согласно его определяющим документам, таким как Лиссабонский договор, много внимания уделяется региональному самоуправлению. Насколько реально, на Ваш взгляд, развитие крымского регионализма в рамках евроинтеграции?
- Я не стану отрицать того, что политика стран Евросоюза предполагает процесс регионализации входящих в него государств. Но хочу отметить, что внимание к регионализму возникает только в том случае, если за это борется региональная элита. Например, в Испании за автономию борются в Каталонии и в стране Басков. И это находит отклик на уровне Европейского Союза. Если же Украина войдет в Европейский Союз при нынешнем уровне регионализма в Крыму и желании отстаивать свои интересы и права, то давайте подумаем, будет Европейский Союз заинтересован развивать крымский регионализм? Разве в Европейском Союзе не знают о том, кто населяет Крым и к какой культуре тяготеет большинство его жителей? Неужели Евросоюз будет поддерживать крымский регионализм? Лично я в это не верю. На мой взгляд, логика действий Евросоюза как раз будет обратной. Все, кто заинтересован в том, чтобы Украина была привязана к Европейскому Союзу, сделают все от них зависящее, чтобы никакого крымского регионализма не было вообще. Я прекрасно помню, как посол Федеративной Республики Германии на Украине в 2005 году в Донецке убеждал людей в том, что Украине не нужна федеративность. Ющенко считал, что федерализм – это сепаратизм, а сторонников федеративной идеи даже называл «федерастами». Говорил о том, что все они должны сидеть в тюрьме и некоторых действительно посадил. При этом представители таких федеративных государств, как США и ФРГ, на это не обращали никакого внимания, потому что для них было важным помочь «своему парню Виктору» сделать так, чтобы русскоязычные регионы Украины получили минимальные права и свободы.
- Есть мнение, что Украина должна вступить в Таможенный союз хотя бы потому, что у России и Украины общее историческое наследие.
- Это вполне естественно. Наша общая история прервалась на глазах одного поколения, ныне здравствующего. И не замечать необходимости объединения Украины с Россией и другими государствами, которые были когда-то частями единого целого, невозможно. Кто-то заявляет о том, что сейчас украинцев якобы опять зовут в Советский Союз. Однако обсуждать всерьез восстановление политической и экономической системы, существовавшей в Советском Союзе, просто бессмысленно. Речь идет о едином культурно-историческом и экономическом пространстве наших стран, а степень интегрированности в том или ином пространстве может быть разной.
Если говорить о европейских ценностях, то некоторые ценности у нас общие, поскольку мы - тоже Европа. Понятно, что есть большое желание их присвоить, объявив «евросоюзовскими», но эти ценности именно европейские. Когда Россия в предыдущие столетия приходила на Кавказ, в Крым, в Среднюю Азию, она была носителем именно европейских ценностей. С «Джокондой» Леонардо да Винчи крымских татар познакомили именно представители России. Поэтому клеймо «Сделано в Евросоюзе» в большинстве случаев ошибочно. Что же касается понятия «евразийский», то я утверждаю: речь идет вовсе не о том, что результатом такого союза станет обязательное смешение славян с азиатами и, как результат, появление нового типа человека. В данном случае это определение того пространства, в котором находятся государства. Территория России простирается и в Азии, и в Европе, Казахстана – в Азии и чуть-чуть в Европе, и, наконец, Белоруссии – в Европе. Вот поэтому и возникла идея создания Евразийского Союза, не более того. Для меня лично было бы гораздо приемлемее, если бы это был союз России, Украины, Белоруссии и Казахстана. Мы не можем игнорировать обстоятельства родства по крови, культуре, истории и экономического единства.

Идея референдума логична

- Константин Федорович, как Вы относитесь к идее Компартии Украины о проведении Всеукраинского референдума относительно вступления Украины в Таможенный союз?
- Исходя из своего Устава и Программы, Коммунистическая партия имела все основания выдвинуть идею о проведении Всеукраинского референдума по определению внешнеполитического курса страны. Это вполне логично. Однако есть две проблемы. Первая заключается в том, а насколько осуществима идея проведения референдума в условиях сегодняшней политической системы и законодательства Украины? По факту на Украине не удалось провести ни одного референдума без одобрения властей. Вторая проблема состоит в том, что на протяжении достаточно долгого периода происходила массированная обработка населения – агитация и пропаганда в пользу европейского вектора. И правящая партия, идя на выборы, в своей программе, наряду с декларацией о присоединении к Единому экономическому пространству и союзе с Россией, петитом в конце записала и то, что она выступает за евроинтеграцию. Тем самым заявляя, что одно и другое возможно одновременно. Может быть, идеологи Партии регионов в свое время действительно думали, что такое возможно. Это в духе не только тех политических деятелей, которые объединились в Партию регионов, но и политической элиты вообще. Однако, как показывают нынешние события, правящая партия уже убедилась: быть одновременно и в ЕС, и в Таможенном союзе невозможно. На мой взгляд, именно поэтому приостановлено подписание Соглашения об ассоциации. Тем не менее мы должны понимать, что как минимум последние полтора года были посвящены обличению недостатков Таможенного союза и воспеванию прелестей Европейского Союза. Согласно данным социологических исследований, в Украине есть колеблющаяся группа граждан, которая не определилась в своем выборе. И вот в этих условиях коммунистам необходимо проводить референдум с прицелом на победу. А это значит, что подготовительный процесс нужно сопровождать массовой агитацией, пропагандой преимуществ традиционного выбора и традиционных связей с братскими странами. В противном случае сомнительный результат референдума может нанести серьезный ущерб всей той работе, которая ведется в поддержку объединения Украины с Россией, Белоруссией и Казахстаном. 
- В одном из интервью Вы сказали, что Евросоюз, находящийся в глубоком экономическом кризисе, не горит желанием брать на буксир экономику Украины. Он просто вступил в конкурентную схватку с Таможенным союзом за то, чтобы не допустить объединения Украины и России. Чего же так опасается Европа?
- Европа опасается появления мощного конкурента на востоке. Она традиционно предается страхам. Прежде это были страхи перед бывшим Советским Союзом. Теперь эти страхи перенесены на нынешнюю ситуацию. Хочу обратить ваше внимание на то, что программа «Восточное партнерство» была спешно запущена на орбиту именно для того, чтобы решить задачу отрыва от России бывших союзных республик. Ее инициаторы были настолько не взыскательны, настолько самоуверенны в привлекательности своих предложений, что даже не позаботились об операции по «прикрытию». Они сразу задали этому «восточному партнерству» антироссийскую окраску, поскольку заинтересованы в том, чтобы как можно больше стран оторвать от прежнего общего пространства и переселить их в другой мир, при этом не на равноправных условиях. Россия предлагает равноправное членство в Таможенном союзе - и Белоруссия и Казахстан к нему присоединились. Евросоюз же всего-навсего приглашает в свою приемную под названием «Зона свободной торговли» и предлагает Украине подождать там неизвестное количество лет. Это значит, что вам будут навязывать стандарты, а вы должны подчиняться, не имея при этом права голоса. В чистом виде это геополитическая интрига, направленная на то, чтобы создать вокруг России пояс лояльных и связанных с ЕС государств, которые, естественно, в таком случае не присоединятся к предлагаемым Россией сейчас или в будущем интеграционным проектам.
- Подписание Соглашения об ассоциации предполагало, что Украина большую часть своего национального суверенитета передаст Евросоюзу. Как Вы считаете, неужели европейские комиссары были настолько наивны, полагая, что Украина безвозмездно согласится на такие кабальные условия?    
- Они – не наивные, а очень даже информированные люди, в том числе и в вопросе национального характера украинцев. Например, на западе Украины выступают в поддержку евроинтеграции. Хотя больше всех от евроинтеграции пострадает именно этот регион, так как большинство его жителей работают в России. Они ведь могут лишиться этой работы, хотя бы потому, что возникнут новые барьеры, связанные с визовыми пространствами и так далее. В политическом плане даже Европе не по себе от украинской оппозиции. Конгресс националистов, который существует в рамках европарламента, вообще отказался сотрудничать со «Свободой» Тягнибока. Оказывается, что европейским меркам «Свобода» никак не соответствует – ни с точки зрения своего коллаборационизма, ни с точки зрения своего антисемитизма. Проект евроинтеграции находился в пяти минутах от реализации. Если бы не Россия, не ее активное присутствие, не ее предложения (при всех наших недостатках в реализации этого курса), наверное, политическая и экономическая элита Украины пошла бы по пути европейского вектора. Кстати, ключевая причина, из-за которой Украина не подписала Соглашение об ассоциации, это, безусловно, дело Тимошенко, к которому Россия не имеет никакого отношения. Не мы сажали в тюрьму Тимошенко за заключение газового контракта с Россией. Это было бы странно. И это не значит, что я отношусь к Тимошенко как к сакральному существу и не вижу никаких «художеств» на протяжении ее политической и экономической карьеры. Но не странно ли, что власть Украины избрала именно контракт с Россией поводом для того, чтобы посадить Тимошенко? Ведь могли бы поднять дела Лазаренко и Тимошенко, из-за которых первый отсидел энное количество лет в самой, так сказать, демократической стране – США. Вот если бы Тимошенко посадили по фактам, связанным с коррупцией во времена премьерства Лазаренко, что бы в таком случае требовали США? – выпустите немедленно Тимошенко, она замечательная, правда, у нас тут отсидел Лазаренко, но это так – мелочи. Или Тимошенко не знала о том, что он делает?!
- Подытоживая нашу беседу, хочу задать Вам еще один вопрос. Украинские Интернет-издания пестрят заголовками о том, что в Украине появился конкурент Партии регионов – Константин Затулин. Речь идет об общественном движении за союз России, Украины и Белоруссии. Какова цель этого общественного движения?  И действительно ли Вы собираетесь конкурировать с Партией регионов?
- Пока это никакое не общественное движение. Но мы не сняли с повестки дня эту идею. В свете последних событий, связанных с борьбой «за» или «против» ассоциации с ЕС, реализация данного проекта временно отложена. Я ни в коей мере не являюсь конкурентом Партии регионов и не хочу им быть по определению, потому что я – гражданин Российской Федерации. Да, я интересуюсь всем происходящим на Украине. Но не собираюсь баллотироваться в депутаты, в президенты, менять гражданство и так далее, поскольку уважаю законы Украины. Я – сторонник славянской идеи, сторонник объединения России, Украины и Белоруссии настолько близко, насколько это будет возможно в сложившихся обстоятельствах. И я считаю большим недостатком отсутствие на постсоветском пространстве мощного прославянского движения за объединение России, Украины и Белоруссии. Поэтому сейчас вместе со своими друзьями я работаю над тем, чтобы такое движение возникло. Главным образом, в России и в Белоруссии, но мы ведем диалог с заинтересованными людьми и на Украине. Мы не собираемся превращать это движение в какую-то политическую партию и выступать конкурентом действующих на Украине политических сил. Напротив, очень рассчитываем на то, что некоторые украинские политические партии и общественные движения, в том числе и правящая Партия регионов, большую часть которых составляют люди, преданные идее сближения с Россией, поддержат нас. Просто многие из них подавлены внутрипартийной дисциплиной и вынуждены затыкать себе рот, когда дело касается интересов Русского мира. Мне кажется, что рано или поздно они найдут в себе мужество и выступят в поддержку идеи о прославянском движении за объединение России, Украины и Белоруссии.

Беседовала Алена ГУЛЯЙЧЕНКО,
фото Ивана КЛИМОВА