Поиск по газете

пятница, 9 августа 2013 г.

Сергей ВАЩЕНЯ: «Советский Союз – это ударная работа и энтузиазм»


«Коммунист Крыма» продолжает рассказ о людях, участвовавших в строительстве Северо-Крымского канала имени комсомола Украины, полувековой юбилей которого мы будем праздновать 17 октября. Житель Красноперекопска Сергей Тихонович Ващеня не понаслышке знает, сколько труда пришлось вложить для того, чтобы днепровская вода пришла в Крым, превратив его в край садов и виноградников.






Плохо учиться – хорошо?

- Хотя я – не коренной крымчанин, но Крым – моя Родина, - с гордостью говорит Сергей Тихонович. - Родился я 15 октября 1939 года в Ровенской области в селе Мульчицы Владимирецкого района. Трудовую деятельность начал после окончания школы: работал в колхозе, потом два года - в леспромхозе. В 1958 году был призван на срочную службу в Советскую армию. Служил в городе Грозный в танковых войсках. Армия есть армия. В учебке (учебная армейская часть, где в течение полугода обучают солдат новобранцев воинской специальности или готовят к должности младшего командира – авт.) нам сказали, что те, кто сдаст экзамены «на отлично», будут служить по желанию в любой точке Северо-Кавказского военного округа. Экзамены я сдал «на отлично». Местом будущей службы выбрал солнечную Анапу. Но армейский фокус заключался в том, что всех отличников оставили служить в учебном полку, а не столь прилежные в учебе попали туда, куда хотели.
- То есть выходит, что в некоторых случаях учиться плохо, это, на самом деле, - хорошо?
- Как видите.
- В Крым вы попали после армии?
- Нет. После армии я год учился в гидромелиоративном училище ТУ-15 в городе Сарны Ровенской области, которое готовило специалистов для мелиорации: бульдозеристов, экскаваторщиков, автогрейдеристов. Я учился на скрепериста-бульдозериста (скрепер - землеройно-транспортная машина для послойного резания грунта – авт.). После училища, 2 мая 1963 года, нас, практикантов, посадили в поезд, и на следующий день мы уже были в Крыму в Красноперекопске. Нас распределили по городам. Я попал в Армянск. Нас организовали в бригаду, дали скрепера для создания рисовых чеков. Кстати, бригадиром у нас был пожилой человек с тюремным прошлым (в нынешней украинской власти такие – в почете), но, нужно отдать ему должное, механизатором он был неплохим.
- Так это правда, что Северо-крымский канал строили зэки?
- Нет. Строили, но единицы. Это ж был Советский Союз... Стройка века... Молодежь... Энтузиазм и все такое... Но я продолжу историю о нашем братане-бригадире. Так как наша бригада была молодая, ребята не захотели, чтобы он был главным, поэтому бригадиром выбрали меня. Кстати, решение это, видимо, было верным, ведь вскоре нашей бригаде было присвоено звание «Первая комсомольско-молодежная бригада СМУ-5 «Крымканалстроя». Даже не представляете, насколько тогда это было почетным, как бы сейчас сказали: «круто».
- А как вы оказались в Красноперекопске?
- Оказался я в этом городе в 1964 году. Здесь же встретил девушку своей мечты. Естественно, сыграли свадьбу. Через год, как и положено, у нас появился на свет первый сын. Я все время работал на полях, наша бригада делала рисовые чеки.

Гадюка?

- Значит, Сергей Тихонович, всю свою жизнь вы прожили и проработали в славном городе Красноперекопске?
- Нет. С 1964-го по 1966 год вместе с женой и младшим сыном я находился в Алжире. По договору меня направили туда инструктором по скреперам и бульдозерам для строительства плотин. Две плотины там построили.
- И каковы впечатления?
- Люди есть люди. Все мы разные. Были такие, которые, уж не знаю зачем, ломали механизмы. Помню, мы работали в Кабилии (историко-географическая область, расположенная на севере современного Алжира – авт.), а кабильский народ – достаточно революционный, и один хлопец, которого я обучал, мне два или три механизма сломал - работать не хотел, или его кто-то к этому подстрекал. Бывало, масло спустят с бортового, коробки или двигателя, и хана механизму... Таких ловили, увольняли.
- В Советский Союз вернуться хотелось?
- Конечно. Родной дом - это святое. Работал механиком участка. С 1984 года – стал начальником участка службы механизации, куда входила ремонтная мастерская, гаражи, складские помещения, ГСМ.
-А на пенсию когда вышли?
- В 1999 году. Но работал в ПМК до 2003 года. Затем по сокращению штатов я уволился.
- Что-то сейчас осталось от предприятия, на котором вы работали в последнее время?
- Ничего не осталось. Два экскаватора, и все.
- А раньше сколько было машин?
- 500 штук, если не больше. Первоначально в 1964-1965 годах было 800 механизмов.
- Сергей Тихонович, а какие воспоминания у вас остались от строительства Северо-крымского канала?
- Вначале мы достраивали магистральный канал в направлении Джанкоя. В 1964-1965 годах начали строительство Раздольненского канала. А еще и рисовые чеки, привязанные к нему, планировал. Лично спланировал около 7 тысяч гектаров рисовых полей. Когда наступала осень, шли дожди, нас перекидывали на строительство других объектов. Кстати, наша бригада оставила после себя два пляжа. Канал ведь глубокий - 6-8 метров. И нужно было пляжи для отдыха сделать с откосом один к семи. По-моему, длина нашего первого пляжа была метров 120. Он находился за Крымским содовым заводом, а когда город разросся, наша бригада оборудовала еще один пляж.
- Можете вспомнить какие-то интересные, забавные, или наоборот, трагичные случаи в период строительства Северо-крымского канала?
- Мы начинали строить канал в селе Кураевка. Там было две улицы. На одной находилось десятка полтора домов, а на второй – три домика. Мы стояли недалеко от села. Целина есть целина - сухо кругом, летом жара, пыль по колено. У нас в бригаде был Леня Крайнюк. И вот однажды бежит он мне навстречу. Я остановился, спрашиваю, в чем дело? А он кричит: «Не подойду к скреперу, там такая гадюка». Оказалось, что в его скрепер под сиденье залез желтобрюх. Я вытащил желтобрюха из машины и стал своему товарищу объяснять, что он безвредный, но его уже и след простыл.

Дмитрий ПРОНИН
Течет, течет днепровская водица
Вот позади уже Турецкий вал.
И будем мы всегда тобой гордиться
Народами построенный канал.

Нам не забыть, как все мы начинали,
Как мощные ревели скрепера.
Так новую историю писали
Мы будущим потомкам на века.

Пытали нас морозы и метели,
И солнце чуть не плавило металл,
Но приближались мы к заветной цели,
И вот пошла вода уже в канал.

Течет, течет днепровская водица,
И расцветает край наш дорогой,
И колосом нас радует пшеница,
И буйный сад в цветении весной.