Поиск по газете

пятница, 1 ноября 2013 г.

Евгений ЧЕРНЯХОВСКИЙ: «Закрыв АЭС в Щелкино, тогдашнее руководство Советского Союза выполнило требование американских «друзей»


В Коммунистической партии Евгений Черняховский состоит с октября 1962 года, то есть, более полувека. Своими убеждениями он никогда не поступался. Имеет награды: медаль «За трудовое отличие», юбилейная медаль «100 лет Ленину», медаль Сталина, медаль «100-летие Щелкино».

Евгений Георгиевич Черняховский посвятил жизнь строительству электростанций. Много лет он работал в системе «Днепростроя», строил Каховскую ГЭС, Каневскую ГЭС, Крымскую АЭС в Щелкино.
Евгений Георгиевич, будучи главным инженером строительства Крымской атомной станции, решительно выступил против ее закрытия. Из-за этого у него начались трения с руководством «Днепростроя», которое выполняло политическую волю руководства СССР в лице Михаила Горбачева и его окружения. В конечном счете, принципиальность в отстаивании своей точки зрения стоила Черняховскому должности – ведь после Чернобыля никто не хотел брать на себя ответственность, проще было убрать специалиста, чье мнение не совпадало с «генеральной линией».
В итоге станцию, которая была готова на 96 процентов, закрыли. Впоследствии, правда, выяснилось, что никакого тектонического разлома, якобы угрожающего безопасности АЭС, о чем твердили сторонники закрытия станции, не существует. Но дело было сделано: от уникального объекта остались руины, а на развитии города Щелкино как атомного центра мирового уровня был поставлен крест. Да и развитие всего Крыма в случае успешного запуска АЭС могло пойти по совсем иному пути. Ведь в этом случае полуостров смог бы полностью обеспечить себя энергией.


КОРЕННОЙ ДНЕПРОСТРОЕВЕЦ

– В Крым, на строительство атомной станции я приехал в 1981 году, – рассказывает Евгений Георгиевич, – Но родился я в Киеве, на Подоле в 1932 году. Незадолго до войны, где-то в 1936 году, родители со мной и моим старшим братом уехали в Алма-Ату, потом мы переехали в Киров, там жила моя бабушка. В Кирове я закончил среднюю школу. Это было в 1949 году. После школы поступил в Московский энергетический институт, окончил обучение в 1954 году по специальности «гидротехническое строительство». Получил красный диплом. Тогда это давало право свободного выбора первого рабочего места. Я поехал на строительство Каховской ГЭС, которую возводило управление «Днепрострой». Всю свою жизнь работал в «Днепрострое» и считаю себя коренным днепростроевцем второго поколения. Первое-то поколение было еще довоенное, в живых мало кто остался. Второе поколение было уже послевоенным. Это его силами был  восстановлен Днепрогэс, потом построены Каховская, Днепродзержинская, Каневская ГЭС, параллельно еще велись и другие стройки (Южно-Украинский канал, различные заводы).

ПРИЧАСТНОСТЬ К ИСТОРИИ

Коммунисты и комсомольцы, работавшие в структуре «Днепростроя», своими руками творили историю. Так, Каховская ГЭС была одной из великих строек коммунизма. Это шестая (нижняя и последняя) ступень каскада днепровских гидроэлектростанций на территории Украины и один из ключевых энергетических объектов инфраструктуры, доставшихся стране в наследство от СССР. Понятно, что ничего подобного за годы независимости создано не было.
Строительство гидроузла  началось в сентябре 1950 года, для постройки и обслуживания электростанции был создан город Новая Каховка. На строительстве работало 12 тысяч человек, 1100 автомашин, 30 экскаваторов, 75 гусеничных и портальных кранов, 100 бульдозеров, 14 паровозов, 7 земснарядов.
Первый гидроагрегат Каневской ГЭС был введен в эксплуатацию в 1972 году, последний (двадцать четвертый) был сдан в 1975 году. Суммарная мощность станции составила 444 МВт, среднегодовая выработка электроэнергии – 972 миллиона киловатт-часов. Это тоже объект из ныне предаваемого проклятью советского прошлого, один из важнейших элементов инфраструктуры, обеспечивающих функционирование государства Украина.

«ТАРАСОВА ЛЕСТНИЦА»

Интересно, что именно «Днепрострою» поручили построить лестницу из металла и гранита, ведущую к могиле Тараса Шевченко, которая, как известно, находится в Каневе.
- Дело в том, что к могиле в те времена вела деревянная и очень крутая лестница, - рассказывает Евгений Черняховский. – И правительство решило к очередному юбилею поэта построить нормальную лестницу. Единственной мощной организацией в Каневе, которая была способна справиться с этой задачей, оказался «Днепрострой». Я тогда был главным инженером строительства Каневской ГЭС.  Мы построили шикарную лестницу, госкомиссия ее приняла. Акт приемки напечатали золотом как сувенир и раздали всем членам комиссии. А весь мемориальный комплекс был выдвинут на соискание Государственной премии. Между прочим, эта лестница вошла в список «Сто шедевров Украины».
После окончания строительства Каневской ГЭС Черняховский прошел годичную переподготовку во Всесоюзном институте повышения квалификации руководящих кадров Минэнерго, где готовили руководителей для строительства атомных станций.
- Во время учебы мы посетили несколько действующих АЭС, - говорит Евгений Георгиевич. – А после окончания института меня направили в Щелкино главным инженером строительства Крымской атомной станции. Дали квартиру, и я переехал в Щелкино с семьей.

РАЗГУЛ ГОРБАЧЕВЩИНЫ

На строительстве АЭС в Щелкино работали около трех тысяч человек. Изначально планировалось, что в городе будет жить тридцать тысяч человек, поскольку здесь намечалось создание целого научно-тренировочного центра для подготовки атомщиков. Повторимся: станция была готова на 96 процентов.
- Уже привезли реактор, он стоял на площадке, - рассказывает Евгений Черняховский. - Его нужно было лишь смонтировать. Для этого был доставлен специальный 400-тонный огромный кран. В целом в строительство вложили примерно 700-800 миллионов советских рублей. Это огромные деньги.
Однако вскоре после аварии в Чернобыле строительство Щелкинской атомной остановили.
- Чернобыль напугал всех. Был разгар так называемой перестройки: демократия, гласность, ускорение и прочее. Возле станции начались демонстрации экологов, - говорит Евгений Георгиевич. - Были разговоры о том, что земной шар расколот на какие-то квадраты или шестигранники и под станцией якобы оказалась такая земная трещина. Властям народ уже не верил. Не верили и своим советским ученым. Поэтому для исследований пригласили итальянцев, выложив валюту. Они проверили сейсмику и подтвердили данные наших проектировщиков. Никакой трещины там не оказалось. Решение о закрытии было чисто политическим – как сейчас говорят, из-за разгула горбачевщины. Тогдашнее руководство Советского Союза выполнило требование американских «друзей». По-моему, после Чернобыля на Западе ему дали такую команду. Вот он и закрыл станцию. Такой лакейской стала политика государства. Я был против этого, поскольку никаких оснований для остановки строительства не было. И у меня сразу же начались проблемы с руководством «Днепростроя». Все ведь тогда были напуганы, перестраховывались. Никто не хотел рисковать. Сначала меня сняли с должности главного инженера, назначив заместителем. Позже всячески пытались от меня избавиться.
После Щелкино Евгений Черняховский строил Рязанскую ГЭС. Потом работал главным технологом на строительстве атомной станции на Кубе, а через два года, в 1997 году, вернулся в ставший родным город Щелкино. Работал главным технологом на солнечной электростанции. Ведь, кроме атомной, в Щелкино построили еще и солнечную электростанцию, но в годы безвременья ее тоже разграбили.
- Работал я там недолго, потом вышел на пенсию, - говорит Евгений Георгиевич. - Я горжусь тем, что жил в СССР и работал на благо великой страны и советского народа.

Олег МАЛЬЦЕВ,
фото Ивана КЛИМОВА


Предприятие «Днепрострой» было создано для строительства каскада Днепровских ГЭС на Днепре, первой из которых был «ДнепроГЭС».
В 1927-1932 годах «Днепрострой» возводил Днепровскую ГЭС, а после освобождения Запорожья от немецко-фашистских захватчиков - восстанавливал.
Следующей электростанцией была Каховская ГЭС, которую «Днепрострой» строил с 1950 по 1956 годы. За строительство этой ГЭС управлению «Днепрострой» на вечное хранение было передано Переходящее Красное знамя ЦК Компартии Украины и Совета Министров УССР.