Поиск по газете

четверг, 17 января 2019 г.

Судеб сплетение


Нынешнее украинское правительство, занявшее откровенно враждебную позицию по отношению к России, всячески пытается разорвать всевозможные связи с соседним государством. Подконтрольные режиму украинского президента СМИ постоянно ведут пропаганду, направленную на разжигание ненависти и вражды к российскому государству, внушая украинцам, что некогда братские страны Россия и Украина сегодня являются всего лишь соседями. Вот только разорвать российско-украинские отношения не так просто, ведь наши братские народы связаны общей историей, культурой, традициями. И это понимают и русские, и украинцы. Как никто понимают это и крымчане, которые с болью в сердце переживают за своих соотечественников и знают, какой ценой приходится платить за ошибки ныне правящей украинской верхушки. Ведь не стоит забывать, что крымский полуостров неоднократно становился ареной геополитических, этноконфессиональных и этнонациональных конфликтов, полигоном выяснения отношений между нашими странами. И сегодня, даже несмотря на все те политические перипетии, которые происходят на территории Украины, братские связи между украинцами и русскими не разорвать, судьбы этих народов сплетены воедино.
В начале 50-х годов прошлого века в СССР торжественно и масштабно отмечалось 300-летие воссоединения Украины и России. В связи с этим было принято решение возвести в Москве в районе Киевского вокзала монумент в честь этого события. В год 300-летия там был разбит сквер и установлен закладной камень с надписью «Здесь будет сооружен монумент в честь 300-летия воссоединения Украины с Россией (1654—1954)». К сожалению, монумента до сих пор нет.
В последнее время в Москве успели соорудить «Стену скорби», открыли памятник Солженицину и идет работа по созданию «Ельцин-центра». Вместо этого выделенные государством средства могли бы пойти на строительство монумента, приуроченного к 300-летию воссоединения Украины с Россией. Масштаб исторических событий более 300-летней давности более значим, чем перечисленные памятники, сооруженные в Москве за последние годы.   
Предлагаем нашим читателям вспомнить высказывания политических деятелей, великих русских мыслителей, известных русских и украинских писателей, историков, академиков XIX – XXI веков и современников о единстве украинского и русского народов, о неразрывной и незыблемой дружбе России и Украины. 



Владимир Ильич Ленин: «При едином действии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единства о ней не может быть и речи».
Павел Петрович Скоропадский, общественно-политический деятель России и Украины: «Великороссы и наши украинцы создали совместными усилиями российскую науку, российскую литературу, музыку и занятие живописью, и отказываться от этого своего высокого и хорошего для того, чтобы взять то обнищание, которое нам, украинцам, так наивно любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо... Насколько я считаю необходимым, чтобы дети дома и в школе говорили на том же языке, которому их учила мать, знали бы детально историю своей Украины, ее географию, насколько я считаю необходимым, чтобы украинцы работали над созданием своей собственной культуры, настолько же я считаю бессмысленным и гибельным для Украины оторваться от России, особенно в культурном отношении. При существовании у нас и свободном развитии российской и украинской культур мы будем развиваться, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой для других наций и никогда ничего большого создать не сумеем».
Орест Федорович Миллер, профессор, литературовед-фольклорист н. XX в.: «Русские былины и украинские думы — это две ветви, выросшие неодновременно и не в одинаковый срок на одном и том дереве, том великом дереве, под широкой сенью которого, по свидетельству наших летописей, одинаково склонялись главой князья и народ. Имя этому дереву — земля святорусская, наша общая государыня-матушка».
Иван Андреевич Линниченко, российско-украинский историк, член-корреспондент РАН: «История великороссов, малороссов и белорусов – только местные провинциальные истории; но рядом с ними и над ними всегда будет существовать история общерусская, в отношении которой все эти истории только части большие или меньшие. Раздором так было слабо всегда славянство — и неужели тысячелетие исторической жизни не сделало нас умнее?».
Дмитрий Иванович Дорошенко, украинский историк и политик: «Даже если бы украинцы и поставили себе такую странную цель — искусственно отмежевать себя в области культуры от всего русского, — этого достичь было бы совершенно невозможно, ибо узы общности и происхождения, религии, векового сожительства дают и всегда будут давать себя чувствовать. Но кроме того, такое отмежевание было бы равносильно отречению от всего запаса культурных ценностей, накопленных при участии украинских сил и относящихся к украинской же истории, филологии, этнографии и т. д. Ведь всего не переведешь на украинский язык из того, что писали Максимович, Костомаров, Потебня, Антонович и бесконечное число прочих украиноведов на русском языке».
Николай Сергеевич Трубецкой, лингвист, философ, публицист: «Ограничение поля единой культуры может быть желательно только для бездарных или посредственных творцов, желающих охранить себя против конкуренции. Такие люди и будут главным образом агитировать против общерусской культуры и за вполне самостоятельную украинскую культуру. Они сделаются главными адептами и руководителями этой новой культуры и наложат на нее свою печать – печать мелкого провинциального тщеславия, торжествующей посредственности, трафаретности, мракобесия и, сверх того, дух постоянной подозрительности, вечного страха перед конкуренцией.
Эти же люди, конечно, постараются всячески стеснить или вовсе упразднить саму возможность свободного выбора между общерусской и самостоятельно украинской культурой: постараются запретить украинцам знание русского литературного языка, чтение русских книг, знакомство с русской культурой.
Но и этого окажется недостаточно: придется еще внушить всему населению Украины острую и пламенную ненависть всеми средствами школы, печати, литературы, искусства, хотя бы ценой лжи, клеветы, отказа от собственного исторического прошлого и попрания собственных национальных святынь».
Дмитрий Сергеевич Лихачев, великий русский ученый: «Русские, белорусы и украинцы – не только родные по происхождению, по языку, по современной культуре. У нас великое прошлое. Период XI-XII веков… — это период полного единства, когда наша общая литература жила единой любовью к общей родной Руси, едиными идеями и едиными интересами… Мы — народы-братья, и у нас одна любимая мать — Древняя Русь».
Борис Михайлович Ляпунов, филолог-славист, академик РАН: «Русский литературный язык никоим образом не может считаться исключительно великорусским; не может считаться вполне великорусским и общерусский разговорный язык. Ясно, что русский литературный язык есть достояние русских, украинцев и белорусов».
Николай Васильевич Гоголь: «Скажу вам одно слово насчет того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма вашего, служило одно время предметом ваших рассуждений и споров с другими. На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, — явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им не похожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характера, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве».
Иван Ильич Петрункевич, общественник, политический деятель (к. XIX – н. XX вв.): «Меня угнетала и мучила мысль о киевских событиях (речь идет о создании Рады Грушевским. — публ.), в которых я чувствовал зерно зарождающегося распада России. Я чувствовал это, быть может, тем болезненнее, что там, на Украине, — моя Родина, там протекала почти половина моей жизни, что с Украиной я связан не только холодными идеями права и государственного единства России, но и чувствами, коренящимися в крови, в воспоминаниях и впечатлениях природы, в звуках народного языка, во всем, что накладывает неизгладимую печать на человека и отмечает его национальное происхождение. Но все эти местные влияния не заслоняют во мне всей Родины, и единство России для меня не только государственная идея или сожительство двух национальностей, а живое и неделимое целое, имеющее свое удивительно художественное и бесспорное отображение в таких одаренных людях, как Гоголь и Короленко, у которых украинское и русское, как частное и общее, отразились с необыкновенной ясностью. Попробуйте выделить в них украинское от русского — не получится ни того, ни другого; живое будет превращаться в мертвое. Да, отделить Украину от России равносильно ампутации части живого организма, которому угрожает смерть».
Петр Петрович Толочко, историк, академик НАН Украины: «Прежде всего нас объединяет общая история. Мы все вышли из единой древнерусской народности. Киевская Русь — наше общее достояние. Кроме того, нас объединяет более чем 300-летняя совместная жизнь в едином государственном организме — сначала в Российской империи, затем в Советском Союзе. Это единство закреплено в памяти многих поколений, и не удастся так быстро его истребить, как хочется некоторым политикам.
Нас объединяет общность экономических интересов. И Россия нуждается в Украине, но еще больше Украина нуждается в России. Даже из чисто прагматических соображений. Потому что Россия — это неисчерпаемый источник энергии и полезных ископаемых. И пользоваться этими Богом данными ресурсами нужно будет еще долго. Россия — это еще и рынок сбыта украинских товаров, которые неконкурентоспособны в Европе.
Нас объединяет единая православная вера, которую принял Владимир Святой и которая потом распространилась по всей территории Киевской Руси. Несмотря на существование расколов в украинском Православии, наша Православная Церковь сохраняет единство с Московским Патриархатом. И это единство тоже много значит для наших народов».
Федор Мичхайлович Достоевский: «Хозяин земли русской — есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус — это все одно) — и так будет навсегда».
Петр Михайлович Бицилли, украинский филолог, философ, культуролог, профессор: «Новое украинское государство — это множество новых возможностей: депутатских кресел, дипломатических постов, министерских портфелей. Скромный гимназический учитель в новой столице может рассчитывать на звание академика, ротный командир — на место начальника генерального штаба. Искусственная выделка украинской нации, при неизбежном на первых порах безлюдьи, всегда на руку слабым, неудачникам, в масштабе прежнего большого российского государства не преуспевавшим. Единство в многообразии, дифференциации без дезинтеграции — такова формула той цели, к которой следует стремиться сообща и русским, и украинцам. Русским, ибо русская культура не нуждается в том, чтобы ее подпирать искусственными подпорками, украинцам, ибо только таким образом они могут вызвать к жизни свою, местную, культуру».
Владимир Иванович Вернадский, академик: «То, что связано с украинским национальным возрождением, должно считаться благоприятным условием с государственной точки зрения. Оно послужит только к единению и сближению, к росту и выгоде и русской, и украинской культур. Из них на почве единой работы, идущей одновременно для культуры украинской и для воссоздания великой единой России. Только крепче свяжется с Россией украинская национальная жизнь.
Я знаю, что эти мысли во многом идут в противоречии с теми построениями и лозунгами, которые часто слышишь кругом — но я верю, что будущее принадлежит не им, — будущее не в русско-украинской распре, а в русско-украинском единении».
Андрей Владимирович Стороженко, украинский историк, публицист: «Украинский туман должен рассеяться, и русское солнце взойдет».
Иван Игнатьевич Никитчук, председатель общественной организации «Российские ученые социалистической ориентации»: «Исторические судьбы России и Украины имеют один корень, и уходит он в глубину веков. Единство языка и культуры уже в раннее средневековье обусловило создание централизованного государства, в названии которого отразилось это естественное единство – Киевская Русь. С тех пор понятия «Киев» и «Русь» стали неразрывными».
Геннадий Андреевич Зюганов: «Внимание России к украинским событиям и боль, которую мы ощущаем в связи с полыхающей там войной, закономерны. Украина – не просто часть славянского мира. Украинская земля и ее народ – неотъемлемая часть русского сознания, российской истории. Дело в глубочайшей духовной и культурной связи между нашими народами, в их исторической неотъемлемости друг от друга. Когда нас пытаются рассорить в угоду интересам Запада, то режут по живому, наносят глубокую рану и российскому обществу, и всем гражданам Украины. Ибо только в союзе с Россией может Украина достигнуть высот процветания. Альянс с Европой извечно оборачивается бедой».

Подготовили Алена Тараненко,
Валерий ЛАВРОВ