Поиск по газете

четверг, 5 ноября 2020 г.

4 или 7 ноября: что нам ближе?


Мы не можем представить современную жизнь без памятных календарных дат, тем более, что многие праздники имеют богатую историю и связаны с известными событиями. Бывает и так, что на смену одним праздникам приходят другие, пытаясь затенить своих предшественников. День народного единства – сравнительно молодой праздник, получивший статус государственного. Что же стало предпосылкой для его возникновения? Попытка объединить народ в новой России. А вы помните, какой праздник объединял нас каждую осень? День Октябрьской социалистической революции. Эти обе даты имеют много общего и много различий.

Оставили народу праздник

Идея сделать праздничным день 4 ноября как День народного единства была высказана Межрелигиозным советом России в сентябре 2004 года. В нашей стране много праздников и все они подразумевают не только отдых в близком кругу, но и сообщают более глубокий посыл – объединение общества вокруг определенной идеи. Одним из скрепообразующих праздников государственной идеологии России стал День народного единства, основанный на памяти о действиях лавочника Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского, объединивших народ в трудные времена на борьбу с интервентами.

27 декабря 2004 года в момент принятия решения и голосовании об утверждении этого праздника коммунисты России единодушно проголосовали против, однако бороться с думским Комитетом по труду и социальной политике, с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, фракцией «Единая Россия» и президиумом Межрелигиозного совета России не представлялось возможным. Аргументы сторонников праздника были разнообразны. Например, Патриарх высказал следующее мнение: «Этот день напоминает нам, как в 1612 году россияне разных вер и национальностей преодолели разделение, превозмогли грозного недруга и привели страну к стабильному гражданскому миру». Эту же инициативу публично поддержал первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» Валерий Богомолов. «В 1612 году Россия освободилась от польских захватчиков, закончились «времена смуты», – заявил он в интервью РИА «Новости». Не остался в стороне и Межрелигиозный совет России: «Мы полагаем, что день трагического разделения России – 7 ноября – не стал днем примирения и согласия». Его члены считают, что последовавшие за ним события «привели к гибели миллионов наших сограждан, в то время как освобождение Москвы от иноземных захватчиков в 1612 году объединило народ и прекратило братоубийственное кровопролитие».

Таким образом, одна дата была смело задвинута на задворки истории, а вместо нее создана новая, более «благообразная». Но что мы знаем о тех событиях, на которые ссылаются сторонники празднования Дня народного единства?

Смутные времена

Начнем с трагического момента в истории России, когда после смерти Ивана Грозного и его наследников на престол взошел временщик Борис Годунов, официально признанный Земским собором и таким образом ставший царем. Несмотря на то, что он показал себя достаточно неплохим правителем, отношение было к нему неоднозначное. Во-первых, он был не из рода Рюриковичей, и всеми признаваемых прав на царский престол у него было немного. А ведь еще оставались настоящие Рюриковичи, хоть и не такого высокого социального статуса и близкого родства. Во-вторых, во время его правления экономика России была ослаблена. Прошедшая перед этим ливонская война пробила значительную брешь в бюджете. К тому же политические нестроения в обществе подрывали и без того шаткое положение Годунова. На этом фоне разразилась катастрофа, можно сказать, всемирного масштаба — в 1600 году в Перу произошло крупнейшее за всю историю человечества извержение вулкана Уайнапутина. Облака вулканического пепла на три долгих года практически закрыли солнце и начался «малый ледниковый период». Если Европу в определенной степени защищал теплый Гольфстрим, то Россия с ее зоной рискованного земледелия оказалась в крайне трудном положении – холодная погода и частые дожди погубили урожай и в стране начался голод, унесший по разным оценкам от 2 до 3 млн жизней. Народ в этих событиях увидел грозные предзнаменования и еще больше роптал на Бориса Годунова.

К этому моменту в Киеве неожиданно появился «чудом выживший» младший сын Ивана Грозного царевич Дмитрий, он же Лжедмитрий I. Он сразу пришелся по нраву богатым шляхтичам Речи Посполитой – Льву Сапеге, Адаму и Казимиру Вишневецким, а Юрий Мнишек выдал за него свою дочь Марию. По их протекции Лжедмитрия представили польскому королю Сигизмунду III Вазе. Несмотря на симпатию польского короля Лжедмитрий не получил никакой официальной поддержки, что не помешало частным образом на деньги польской шляхты нанять армию и попытаться занять русский престол. В свою очередь московские дворяне увидели в этом шанс избавиться от Бориса Годунова и, умертвив его, возвели на престол Лжедмитрия I.Однако, его правление было недолгим, и в 1606 году он был убит на собственной свадьбе.

Год спустя объявился еще один «чудом выживший» Дмитрий, он же Лжедмитрий II. В его распоряжении оказались не только наемники, но и участники разгромленного польского восстания, и с их помощью он стремительно овладел значительной частью России, и даже осадил Москву, но ему не удалось ее захватить. Народ отказался воспринимать Лжедмитрия II в качестве царя и оказывал сопротивление, центром которого стал Новгород. Там располагались войска Михаила Скопина-Шуйского. Опытный военный и талантливый дипломат он смог заключить мир со Швецией и взять у нее в наем корпус тяжелой линейной пехоты под командованием Якоба Понтуссона Делагарди. Сформировав мощную группировку, Скопин-Шуйский потеснил войска Лжедмитрия. Однако Речь Посполитая, до того воевавшая со Швецией, посчитала такой момент удобным во всех отношениях и вторглась на территорию России. Столкновения начались с новой силой. Русские войска сначала оказывали жесткое и эффективное сопротивление, однако с внезапной смертью Скопина-Шуйского заметно ослабели из-за того, что возглавил их Дмитрий Шуйский.


«Вранье – самый зыбкий фундамент, на котором можно построить что-либо, это всегда аукается в истории. История, построенная на вранье, всегда заканчивается плохими последствиями. Ничего хорошего из лжи в истории создать не получилось», – Клим Жуков, военный историк


Переломным моментом явилось заключение сепаратного мира между командиром шведской наемной пехоты и польскими войсками, в результате чего русские в битве при Клушине потерпели поражение. К тому времени Лжедмитрий II был мертв, войска Речи Посполитой осадили Смоленск, а Москва и Калуга уже были захвачены поляками. Заручившись поддержкой бояр, польский король Сигизмунд предложил посадить на престол своего сына, с целью сделать Россию колонией Речи Посполитой. Однако, осознав последствия такого решения, народ и знать поднялись на защиту страны, сформировав первое ополчение, к которому присоединились многие города. В результате Москву взяли в осаду, но у ополчения не было тяжелой артиллерии, без которой невозможно было взять штурмом хорошо укрепленную столицу. Отсутствие единоначалия также мешало осуществлять эффективное командование войсками.

Ополчение, спасшее Москву

Тем временем мясник Кузьма Минин в Нижнем Новгороде стал собирать второе ополчение. Для этого он привлек значительные денежные ресурсы, стабилизировав местную финансовую систему. Высокая дисциплина и хорошее жалование в короткие сроки позволили быстро сформировать дружины. Во избежание раскола, всеобщим мнением главнокомандующим был выбран опытный военачальник Дмитрий Пожарский. После падения Смоленска часть польского войска пошла на выручку своему гарнизону, находившемуся в Москве, а Пожарский повел войско к Ярославлю, откуда позднее выступил к столице на перехват корпуса Яна Хаткевича. После разгрома корпуса оба ополчения воссоединились, и осада Москвы продолжилась.

В одну из вылазок, 22 октября 1612 года (по старому стилю), организованную осажденным польским гарнизоном, русские войска смогли прорваться за стены и захватили Китай-город. Оставшийся польско-литовский гарнизон занял оборону в Кремле. 26 октября был подписан договор о капитуляции, вступивший в силу 27 октября, и воска захватчиков покинули Москву. 1 ноября состоялось торжественное вступление земского войска в столицу. В 1613 году на Земском соборе новым царем был выбран Михаил Федорович Романов, что положило начало новой вехе государственности России.

Откуда берутся даты

Сейчас мы подходим к самой интересной части нашего повествования. Для начала отметим, что спустя 11 лет после окончания смутного времени Пожарский заявил о своем обете, данном Пресвятой Богородице. В случае победы над польско-литовским воинством, он обещал построить новую церковь в Москве в честь Божьей Матери и внести туда Казанскую икону, которая сопровождала его войска в качестве связующего символа и великой святыни. 22 октября (по старому стилю) 1636 года церковь была построена и освящена, в нее внесли образ Казанской иконы Божьей Матери.

А когда 22 октября (по старому стилю) 1648 года у юного царя Алексея Михайловича родился наследник, то в этом увидели определенное знамение. Своим указом царь Алексей постановил праздновать 22 октября как второй в году день Казанской иконы Божьей Матери в честь того, что она помогла силою, явленной на ней Богородицы, Дмитрию Пожарскому и земской армии сокрушить поляков и литовцев. Спросите, какое отношение ко всему этому имеет 4 ноября? Сейчас рассмотрим.

26 января 1918 года большевики приняли в Совете народных комиссаров декрет о введении в Российской Республике западно-европейского календаря, переведя на современный григорианский календарь (новый стиль). С того момента начинается определенная путаница с датами. Пересчет дат происходит по следующей формуле. Если речь идет о ХХ веке, то прибавляем к старому стилю 13 дней. Если о XIX веке — прибавляем 12, XVIII в. — прибавляем 11, XVII в. — прибавляем 10.

Основные исторические даты около праздника 4 ноября выглядят следующим образом:

• 24 июля – 3 августа (н. ст.) – передовые силы второго ополчения оказались у Москвы,

• 20 августа – 30 августа (н. ст.) – главные силы князя Пожарского у Москвы,

• 22–24 августа – 1–3 сентября (н. ст.) – сражение и победа над корпусом Хаткевича,

• 22 октября – 1 ноября (н. ст.) – захват Китай-города,

• 26 октября – 5 ноября (н. ст.) – договор о капитуляции с польско-литовским гарнизоном,

• 27 октября – 6 ноября (н. ст.) – гарнизон уходит из Москвы,

• 1 ноября — 11 ноября (н. ст.) — земская армия вступает в Кремль.

Спрашивается, где в этой хронологической цепочке 4 ноября по новому стилю? Ответим – его нет! Если мы внимательно ознакомимся с русскими, польскими, английскими источниками того времени, описывающими то, что происходило в Москве и около нее, то не найдем абсолютно никаких важных событий. Поэтому логично называть день 4 ноября – Днем, когда ничего не случилось!

Но откуда взялась привязка именно к этой дате? Было бы логичнее праздновать 1 ноября, но дело в том, что Русская Православная Церковь осуществляет летоисчисление по юлианскому календарю, и она пересчитывает все даты на момент отмены его в 1918 году, т. е. ко всем датам всех прошедших веков прибавляет 13 дней. Фактически эта дата является неверно высчитанным под старый стиль праздником Казанской иконы Божьей Матери.

А что с внутренним наполнением праздника, спросите вы. Плюс-минус несколько дней на фоне народного единения — не так уж и важно. Загвоздка в том, что на тот момент никакого единения не было!

«Ни сам факт сбора второго народного ополчения, ни победа под Москвой, которую можно было бы праздновать как день Воинской славы, как минимум, ни победа над Хаткевичем не означала никакого этнического единения вообще. Даже великорусского единения не было, потому что в это время никто ни с кем не объединился и не помирился. Если говорить о межэтническом единении, то ни Казань, ни Астрахань и вообще все нижнее Поволжье не оказало поддержки второму ополчению. У Пожарского в войске было не более 20 служилых мурз татарских, все остальные сидели на Волге и внимательно смотрели, кто победит. Татары, мордва, черемисы и многие другие могли бы оказать серьезную поддержку на государственном уровне, но не сделали этого. Их никто ни в чем не винит, просто это реальный, свершившийся факт, который нужно понимать», — отмечает военный историк Клим Жуков.

Таким образом, становится понятно, что на тот момент никакого единения не произошло, вопрос — что тогда праздновать? Где единение? В итоге мы имеем просто неверно вычисленный церковный праздник в светском государстве.

«Не задействовали ни одного эксперта-историка! Дату выбрали по принципу «Просто чтобы только не 7 ноября». В данном контексте инициатива РПЦ пришлась к месту. Мы совсем уважением относимся к предкам и РПЦ, но мы не Арабские Эмираты или Саудовская Аравия — Россия светское государство, у нас не теократия, возможно, мы к ней стремимся? — задается вопросом Жуков, продолжая рассуждать о причинах принятия праздника. — Госдума в 2004 году крайне неумело попыталась заретушировать 7 ноября, устроив из такого неблаговидного поступка как «ретушь» исторической даты просто горький фарс. До сих пор никто не знает, что мы празднуем. А что можно рассказать детям, увлекательную сказку? Вот и приходится учителям в школе вводить детей в заблуждение, и как это отразится на подрастающем поколении сказать сложно».

Чем же не угодил день Октябрьской социалистической революции новой власти? Своим напоминанием о том, что это было событие всемирного значения, можно даже сказать праздник всего человечества, ибо совершенный социальный прорыв имел такие масштабы и такие последствия, что никакое событие XX века с ним не сравнится.

«Сегодня у нас получается так что, то мы дату неудобную заретушируем, то Мавзолей фанеркой прикроем. В результате у нас не история, а штрихпунктирная линия — тут вижу, тут не вижу, тут помню, тут не помню, — резюмирует военный историк. — А французы, например, 14 июля (День взятия Бастилии) до сих пор празднуют, и «Марсельеза» у них — национальный гимн, и никого не волнует, что там было, потому что это их история. У них Великая французская буржуазная революция — национальный праздник, а мы свою социалистическую революцию должны забыть, а вместо нее праздновать День, когда ничего не случилось?»

Роман Молотов