Поиск по газете

пятница, 19 февраля 2021 г.

Опасность у дома, или Кто вернет нам чистый воздух?


В нашу редакцию обратились члены инициативной группы поселка Ленино, которые почти шесть лет безуспешно борются за возможность дышать чистым воздухом. В чем проблема и что происходит в поселке, мы попытались выяснить на месте.

Ближайшие соседи

По приезде в Ленино меня встретили четверо членов официально зарегистрированной инициативной группы активистов общественников Екатерина Самбур, Ольга Федоровна Смещук, Елена Щукина и Геннадий Грищук.

— Что вас тревожит, товарищи?

Все принялись говорить разом, пока их не перебила Ольга Федоровна Смещук.

— После перехода в Российскую Федерацию наша много лет не работающая «Семиколодезянская» нефтебаза была выкуплена компанией ООО «БК-Терминал», вскоре нефтебаза заработала на полную, а живущие в недопустимой близи от нее люди лишились возможности нормально дышать.

Затем меня познакомили с жителями, дома которых расположены так близко от промышленного объекта, что недопустимо никакими нормами. Первая, с кем мы побеседовали, Ольга Юрьевна Чернышова (от дома до забора нефтебазы 6 метров).

— Ольга Юрьевна, как вам живется в таком близком соседстве с нефтебазой?

— Запахи периодически такие, что мы сутками не выходим из дома, постоянно першит в горле, нос заложен, мы задыхаемся до рвоты, особенно, когда ветер в нашу сторону, кто-то болеет и не выходит вообще, у многих болят легкие. Мои внуки перестали ко мне приезжать, потому что всякий раз заболевают после визита. Мой старший внук жалуется на тошноту и першение в горле, говорит: «Я бабушка к тебе не поеду, там плохо пахнет». С 2016 года всем двором мы жаловались, писали во все инстанции, ответы приходят в крымские министерства, которые спускают их местной администрации, она, в свою очередь, на все закрывает глаза — им так удобней. Детские сады ежегодно имеют благотворительную помощь от нефтебазы в виде подарков на новый год. Они много чего делают хорошего, но не для нас. Запах как был, так и есть, он никуда не ушел.

Затем мы прошлись до соседнего двора (8 метров до забора), где беседовали с еще одним жильцом Николаем Ивановичем Краморовым.

— Николай Иванович, как вам соседство с нефтебазой?

— С августа 2016 года мы дышим отравой. Администрация наши права не защищала, а если и принимала наши обращения, то только под непосредственным давлением живущих вокруг нефтебазы людей. На сегодняшний день, после окончания строительства больших трасс, то воняет, то не воняет — через раз. Работа нефтебазы влияет на мое здоровье, постоянно заложен нос, болит голова. Я уверен, основная причина плохого самочувствия моего и соседей — это отравление воздуха. Когда нефтебаза заработала, все жители окрестных домов собирали подписи и коллективно писали во все инстанции, начиная поссоветом и заканчивая представителем президента по защите окружающей среды. Отовсюду — одни отписки, никакого выхода из сложившейся ситуации нам предложено не было.

Были и другие комментарии от окрестных жителей, но многие разуверились, что ситуацию можно решить в их пользу, и не пожелали публично высказать свое мнение.

Без комментариев

Мы попытались получить комментарии от самих работников нефтебазы, но встреченный нами у ворот предприятия сотрудник разговаривать отказался, а охране велел никого не звать и не пропускать. В комментариях нам было категорически отказано, хотя мужчина обмолвился, что нефтебаза работает и будет работать.

Здоровье людей против
бумажной волокиты

Затем мы с инициативной группой разместились чуть ли не в единственном уцелевшем кафе пос. Ленино, где мне передали кипу бумаг с официальными ответами и рассказали невеселую историю многолетней борьбы за право дышать. Снова первой заговорила Ольга Федоровна Смещук.

— В марте 2015 года мы узнали, что такое опасное соседство. Предприятие ООО «БК-Терминал», не имея лицензии на этот вид деятельности, как в 2015 году, так и по сей день, занимается хранением и транспортировкой битума, перегрузка которого требует разогрева вещества до 120 градусов Цельсия. Все это происходит посреди самого густо заселенного района поселка Ленино. Вокруг нефтебазы многоэтажные дома, детские сады, школы и др. общественные учреждения. Во время активной работы нефтебазы у многих жителей этого района начинаются сильные головные боли, сердечные приступы и обострения хронических заболеваний, особенно страдают астматики. Лично у меня уже после пары минут вдыхания этой вони начинается насморк и рези в глазах, которые не унять глазными каплями.

— Как нефтебаза может работать без лицензии и что показывают пробы воздуха?

— В ходе нашей борьбы (из письменного обращения Аксенова С. В. к прокурору Республики Крым) мы узнали об огромном превышении вредных веществ в воздухе, выброс некоторых превышал норму почти в девять раз. Затем пробы воздуха перестали давать такие результаты. Может показаться, что начальство нефтебазы предупреждают о выезде лаборатории, и работа нефтебазы приостанавливается на период взятия проб воздуха, либо забор воздуха намеренно производится с наветренной стороны. Рабочая деятельность нефтебазы требует присвоения II класса опасности, что подразумевает нахождение жилых объектов на большом удалении (не менее 500 м) от работающего производства — предприятию он не присвоен. Что до отсутствия разрешений на работу, оказывается в нашем государстве вредное предприятие может до бесконечности продлевать процедуру получения лицензии, не приостанавливая работ.

— Как реагировали власти на обращения инициативной группы и жителей Ленино?

На вопрос ответила Екатерина Самбур.

— У нас неоднократно бывали комиссии. Их заключения и результаты разнились. Как-то после очередного пожимания рук и решения, что все в норме, ужасно завоняло и мы уговорили комиссию, в составе которой была Юровских Екатерина Николаевна (глава администрации Ленинского района), а также много (ныне уже бывших) высокопоставленных чиновников посетить нефтебазу. Это был первый и последний раз, когда мы были внутри вместе с должностными лицами. Из ангара валили дым и ужасная вонь, члены комиссии были в шоке, но закрытия объекта так и не последовало. Высказывался по этому поводу и Сергей Валерьевич Аксенов, предложил, если память мне не изменяет, как один из вариантов решения проблемы, перенос нефтебазы и даже предлагал помощь в оном. Несмотря на все, нефтебаза стоит на месте по сей день и продолжает работать без лицензии. Справедливости ради, стоит сказать — нефтебаза установила новую систему очистки воздуха «Ятаган». После этого вонь уменьшилась, но как ответила мне в официальном письме служба по экологическому и технологическому надзору республики Крым — нефтебаза пожароопасна, так как не соблюдены технические условия эксплуатации оборудования. Очевидно, здоровье людей и тем более детей не стоит безусловно громадной суммы, требующейся на перенос нефтебазы на безопасное расстояние от человеческого жилья.

Я считаю, что отсутствие запаха так же не говорит о безопасности «Семиколодезянской» нефтебазы для здоровья ее невольных соседей. Некоторые реагенты могут и не пахнуть. Хочу добавить, в августе 2019 года у меня случилось сильнейшее отравление химическими продуктами, за которым последовал визит скорой помощи и покупка дорогостоящих медикаментов для вывода токсинов из организма.

Неожиданно в разговор вмешался Геннадий Грищук.

— Это пожароопасное, химическое производство посреди жилого района. Некоторые вещества, эксплуатируемые в процессе работы, предельно опасны для здоровья. Например, бензапирен (I класс опасности) или формальдегид (II класс опасности). Не будем забывать и о человеческом факторе. Почему предприятие с массой нарушений, зафиксированных в официальных документах, продолжает свою деятельность?

Затем высказалась Елена Щукина.

Полная версия статьи в печатном номере газеты

Екатерина Пекканен



Подпишись и читай полностью
Подписной индекс издания в отделениях «Почты Крыма» – 30538.