Поиск по газете

четверг, 25 марта 2021 г.

Эпидемия в Ленинском районе 2, или Скрытая угроза


В одном из номеров нашей газеты уже поднималась тема распространения туберкулеза в Ленинском районе. После публикации произошел ряд перемен. Из хорошего можно отметить то, что вследствие настойчивости сотрудников противотуберкулезной службы перевели часть ПТК № 2 (противотуберкулезный кабинет) в Керчь на территорию районной поликлиники, где он функционирует три дня в неделю. К сожалению, остальные перемены не столь радужны, по неизвестным нам причинам, героини нашей прошлой статьи, врач-фтизиатр Елена Ивановна Мосалева и медсестра ПТК № 1 ЛЦРБ (Ленинская центральная районная больница) Светлана Темуровна Змеева уволились, а обследования сельчан так и проводит Симферополь и частично ЛЦРБ пгт Ленино, где есть только цифровой рентген аппарат и машина для отправки анализов в Симферополь.

Туберкулез рядом

Сегодня мы выясним, что тревожит жителей Ленинского района, имевших несчастье заболеть туберкулезом. Первая наша собеседница Екатерина, жительница села «Н» Ленинского района.

— Екатерина, здравствуйте. Как вас лечат и почему вы решили рассказать об этом широкой общественности?

— Два года назад у меня диагностировали туберкулез в открытой форме. Не могу представить, где я могла подцепить эту заразу, но самое жуткое — из-за несвоевременно выставленного диагноза заболел мой младший ребенок, который на тот период находился на грудном вскармливании. Полгода я провела в больнице, затем три месяца в санатории. За это время с моей семьей произошло много бед и мое здоровье, несмотря на то, что мне нет и сорока лет, сильно пошатнулось.

— Туберкулез удалось победить?

— Нет. Пара лет мучений и теперь очередное ухудшение. Два месяца назад я лежала в больнице (не с туберкулезом), у меня поднялась температура 38. Когда мне сделали рентген, оказалось, что легкие не зарубцевались — в них прогрессирует патология. Сказав, что все плохо, меня выписали домой. В больницу сразу не положили и во всем необходимом спектре исследований в КПТД (Керченский противотуберкулезный диспансер) мне было отказано, насколько я знаю, без письменного распоряжения на отказ жителям Ленинского района на обследование в КПТД. Намекнули на загруженность врачей коронавирусом, а туберкулез — мелочь, в порядке вещей.

— Как вы себя чувствуете и что намеренны предпринять?

— Мне плохо, периодически поднимается температура, по вечерам меня тошнит до рвоты, постоянный кашель с мокротой и хроническая слабость. Из-за болезни я не трудоспособна и права устроиться на работу у меня нет, ведь я даже не знаю открытая или закрытая у меня форма. Возможно кто-то из вышестоящих медиков прочитает эту статью и поможет мне и окружающим, которых я могу заразить. Денег на поездки в Симферополь и пгт Ленино у меня нет — КПТД мой единственный шанс на жизнь.

Следующую нашу собеседницу из другого села «Н» зовут Марина.

— Марина, что вас беспокоит помимо туберкулеза и какие неудобства вы испытываете в связи с лечением?

— Я простая труженица, мать четверых детей, из них трое несовершеннолетних, ращу их одна. Зарплата не доходит до минимального уровня оплаты труда, я вынуждена, чтобы правильно лечиться, отрывать от своих детей деньги на поездки в Симферополь и Ленино. Сейчас, слава Богу, стало полегче после открытия ПТК № 2 в Багеровской поликлинике на улице Карла Маркса, д. 38 в г. Керчь, но самые важные анализы, без которых никак нельзя, я все равно вынуждена сдавать в Симферополе, что очень бьет по семейному бюджету. Надеюсь, что медработники, которые имеют возможность изменить ситуацию и разрешить сельским жителям снова сдавать анализы в КПТД, прочитают эту статью и помогут простым пациентам.

Наш следующий собеседник — Александр Борисович — борется с болезнью еще с нулевых.

— Александр Борисович, что вас не устраивает в крымской системе лечения туберкулеза?

— В прошлом — я обычный сельский электрик, сейчас — инвалид по туберкулезу. В свои 58 лет я не могу работать. Здоровый человек за раз вдыхает примерно четыре литра воздуха, а я только полтора. При таком самочувствии мне сложно обслуживать свой дом (я живу один) и мне очень тяжело даются регулярные поездки в разные места, а вплоть до 2018 года (десять лет) я ездил в Симферополь для подтверждения инвалидности. О финансовой стороне таких путешествий и размерах пенсий по инвалидности можно только промолчать. Такое впечатление, что городские и сельские жители не в одном государстве живут. С сожалением вспоминаю время, когда деревенских больных принимали в КПТД, людям не надо было ездить в другой конец полуострова и стоять в очередях по приемным дням или мотаться по Керчи и окрестностям — все было в одном месте.

Моя следующая собеседница Надежда из села «Н» ввела меня в крайнее недоумение.

— Надежда, что вас беспокоит в связи с вашим заболеванием?

— Туберкулез — трагедия всей моей семьи и близких людей. Отец мужа моей родной тети болел туберкулезом в открытой форме, но почему-то его не диагностировали вовремя (диагноз туберкулез был поставлен посмертно). Он заразил всех: в 2004 году от туберкулеза умерла моя мама, затем тетин муж и она сама. Многие односельчане тоже больны и состоят на учете. У меня четверо детей. Старшая дочка переболела, а я уже несколько раз лежала (в больнице — ред.) с открытой формой. Недавно я перенесла воспаление легких. Возможно это или постоянная работа с краской и пр. испаряющимися субстанциями вызвали плохое самочувствие и как следствие подозрение на рецидив туберкулеза. Я не знаю, что делать — у меня дети, работа, а врачи отправляют меня в ЛЦРБ, что в пгт Ленино, только снимок расшифровать. Потом, наверное, в Симферополь отправят, ведь КПТД не обслуживает сельских жителей, а куда потом и сколько времени займут выяснения — неизвестно. Многим очень тяжело оплачивать бесконечные разъезды, а некоторые вовсе не могут ездить в Симферополь и пгт Ленино — дорого, долго и мучительно. Рассказываю о себе в надежде на то, что кто-то, обладающий властью, задумается и сократит путь больных людей к помощи.


Почему КПТД не обследует сельских жителей?

Таких историй намного больше, и за каждой из них стоит человек с его проблемами и бедами. Например, одну больную ее же односельчане не пустили в автобус, когда она собиралась посетить врача. Или другая история — целой семье пришлось переехать в другой регион, так как родители запрещали своим детям играть с детьми больного туберкулезом. Выходит, что одни люди боятся, а другие не могут своевременно получить помощь. Почему?

Потому что договор на амбулаторное обследование сельских жителей между ЛЦРБ (пгт Ленино) и КПТД (г. Керчь) до сих пор не заключен и амбулаторное обследование сельских жителей Ленинского района в Керченском противотуберкулезном диспансере не проводится. Циничное предложение властей пройти обследование в Симферополе или частичное и длительное в Ленино бесплатно, вызывает множество вопросов. Подсчитаем во сколько это обойдется человеку.

<...>


Полная версия статьи в печатном номере газеты

Екатерина Пекканен

Фото из открытых источников


Подпишись и читай полностью

Подписной индекс издания в отделениях «Почты Крыма» – 30538.