Поиск по газете

суббота, 24 сентября 2011 г.

Ни ваш, ни наш завод «ПРОДМАШ». Разговор у проходной


 Мой дед Константин Алексеевич

На этом заводе работал мой дед Константин. Токарем он был высочайшего класса. Когда мы шли с дедом по городу, его останавливали друзья, знакомые, обнимали, хлопали по спине. Курили, подолгу разговаривали. Я ныл: «Деда-а-а, пойде-ем!» Тогда ко мне наклонялся кто-то из дедовых друзей и шептал: «У Коти – золотые руки – он большой человек!» Я смотрел на дедовские ладошки и улыбался – шутят дядьки. Обычные руки были у деда, даже наоборот – одной фаланги на большом пальце не доставало. Да и роста дед был обычного. То есть человек вовсе не «большой»…  А когда я подрос, то побывал в цеху и увидал, как дед работает. Мой самый большой дед. С золотыми руками.






От ворот - поворот
Прошло сорок лет. И я снова стою у ворот «Продмаша». Меня сопровождает председатель Совета ветеранов завода Геннадий Тимофеевич Чернов, бывший начальник БТК, конструктор. В преддверии Дня машиностроителя «Коммунист Крыма» решил опубликовать несколько статей соответствующей тематики. В прошлый раз мы побывали на заводе «Симферопольсельмаш», сегодня пришли сюда. Пришли, чтобы сфотографировать тружеников за работой, поговорить с ними, повспоминать былое, узнать планы на будущее.
- Вас я знаю, - с наглой улыбочкой произнес молодой охранник ветерану. – А это еще кто? В первый раз вижу.
Представляюсь. Уверяю, что страж видит меня не только в первый, но и в последний раз:
- Пройти можно?
- Сейчас хозяину позвоню!... Да, журналист… Понял… Велено не пускать.
 Тимофеевич, словно извиняясь, разводит руками:
- Сейчас завод принадлежит новому хозяину. И он установил свои порядки…
Замечаю за стеклянной дверью, в двух метрах от проходной, Доску почета с серпом и молотом и надписью «Человек славен трудом!».
Обращаюсь к охраннику:
-  Можно мне хотя бы Геннадия Тимофеевича сфотографировать у Доски почета?
Ответ снова отрицательный. Что ж… Фоторепортаж сорван.

Секретный объект

Чтобы как-то выйти из ситуации, Геннадий Тимофеевич предлагает поискать на заводе старые альбомы с фотографиями, чтобы я мог хотя бы перефотографировать несколько снимков. Ветеран уходит, я остаюсь ждать на заводской проходной. Отмечу, что такой проходной мне никогда видеть не приходилось. Не проходная, а холл пятизвездочной гостиницы.  Не преувеличиваю – все в кафеле и евроремонте, мягкие диваны, обитые белой кожей, а на стенах репродукции гобеленов итальянских мастеров.
Развалился на диване. Жду. Охранник, не смущаясь моим присутствием, громко напутствует другого: «Я на минутку отлучусь, а ты смотри, журналиста ни в коем случае на территорию не пускай!»
Я улыбнулся. По роду своей профессии мне приходилось бывать на таких секретных объектах, что ребятам и не снились. Кстати, раньше на подобные заводы журналистов, в том числе и иностранных, едва ли не силой затаскивали: каждый директор хотел похвастаться своей самой лучшей продукцией. А сейчас…
Вернулся Чернов. Я перефотографировал несколько снимков из заводского архива и предложил выйти на улицу, поговорить «за жизнь». Что-то неуютно мне стало на белом кожаном диване.
На улице у проходной нас поджидал еще один член Совета ветеранов завода, бывший главный конструктор Симферопольского СКБ «Продмаш», бывший главный инженер завода Евгений Колесник.
Познакомились, и сразу мой первый, дежурный вопрос:
- Что выпускает завод?
- Линии по производству жестяных банок, крышек и так далее. А также дозировочно-укупорочное оборудование. Только не выпускает, а выпускал.
- Переквалифицировался на выпуск секретных ракетных установок? А иначе почему журналистов боятся? 
- Да просто нечего там уже смотреть,  - вздыхают пенсионеры. – Последний станок остановился в феврале этого года. Сейчас на территории завода работают только строители: реконструируют заводские помещения. Часть станков отвезли на улицу Рубцова, где находится завод по ремонту сельхозтехники, вот «Продмаш» и арендует часть территории. Там пару десятков  рабочих выпускают запчасти для наших еще работающих линий.

Ветераны рассказали, что несколько лет назад,  когда дела завода значительно ухудшились,  они написали руководству страны письмо с просьбой не дать погибнуть единственному в своем роде, не только на Украине, но и на постсоветском пространстве, предприятию. По поручению Януковича ветеранам ответили. Напомнили, что завод обанкротился, и его на аукционе действительно купило частное лицо. А так как здание обветшало и основные фонды поизносились, новый хозяин проводит реконструкцию завода с «сохранением профиля производства». Предполагается, что после реконструкции будет  завезено новое  современное технологическое оборудование, после чего завод заработает в полную силу.
- Мы очень надеемся, что именно так и произойдет, - говорит Геннадий Тимофеевич. – И более трех тысяч(!) работников завода снова вернутся на свои рабочие места.
Уже на следующий день я узнал из своих источников, что завод якобы восстанавливать никто не собирается, будто там хотят открыть торгово-развлекательный центр со спортзалом. Надеюсь, что это все же сплетни.


Забытый   юбилей
Сегодня о том, что территория  на Евпаторийском шоссе совсем недавно была заводом «Продмаш», напоминают разве что заводские ворота. На их фоне я и сфотографировал ветеранов. Из второй проходной вышел еще один охранник (да сколько их там?!) и настойчиво  поинтересовался, для чего я делаю снимок. На улице-то…  Да что же вы там скрываете, ребята? 

Снимок получился. На нем два грустных пожилых человека на фоне ворот с большими  нержавеющими буквами «Продмаш» и гербом завода. На гербе год основания – 1876 (в этом году юбилей – 135 лет). Рассказывают, что завод начинался с мастерских, которые на нынешней  улице Дзюбанова организовал некий предприимчивый грек. При советской власти предприятие разрослось и в начале шестидесятых переехало на нынешнюю территорию.
- Это был завод-монополист, - вспоминает Геннадий Чернов. – Как мы уже говорили, в СССР это был единственный производитель подобной продукции. Каждая металлическая банка, каждая крышка для стеклянных банок изготавливались на нашем Симферопольском заводе. Около четырехсот городов Советской страны закупали наше оборудование. Оно также поступало в двадцать (!) стран мира. К нашей территории была подведена  железнодорожная ветка, и ежедневно от нас отходил состав с несколькими платформами, груженными нашей продукцией. А сейчас даже рельсы разобрали.

В этом году в южных регионах Украины - небывалый урожай овощей. В Херсонской области на полях гниют тонны помидоров. Но перерабатывающая отрасль Украины практически уничтожена. Несколько заводов пытаются закатывать фрукты-овощи на зарубежном оборудовании в импортные банки. Но проблемы это не решает. 
 - А может, продукция «Продмаша» просто устарела, вот и перешли на импортную? – допытываюсь я у собеседников.
- Мы  не станем утверждать, что зарубежная техника плохая, - признается Евгений Колесник. – Она хорошая. Но очень дорогая. В пять раз дороже нашей. Установить на симферопольских линиях компьютерное оборудование - это не проблема, но особенность нашей техники состояла в надежности и простоте. Любой человек, знакомый с азами ремонтного дела, мог в случае чего ее наладить. Наша техника – ремонтопригодна. Когда-то в Калининграде я сдавал машину своей разработки на местный завод. А в это время в один из цехов завезли итальянское оборудование – оно сверкало и блестело, любо-дорого смотреть. Итальянцы все подключили, продемонстрировали и через пару часов улетели. В это время импортная техника отказала. И руководство завода обратилось к нашему оборудованию, которое, наверное, работает до сих пор.


О нас помнят
К слову, иностранцы до сих пор интересуются продукцией Симферопольского «Продмаша». Недавно обратились чехи с просьбой прислать запасные ролики. Линия у них идеально работает около сорока лет, а вот ролики немного поизносились.
Пока украинские бизнесмены покупают модную современную технику в Италии, Испании, Германии, испанцы, к примеру, покупали (до последних лет) оборудование у нас. Им наплевать на бренды, им важна надежность. И еще. Испанцы переделывали внешний вид симферопольских машин и продавали их за золото, как свои, на выставках в Латинской Америке. «Испанскую» технику брали на «ура»!

И еще об одной странице  истории «Продмаша» я, к своему стыду, никогда не слышал. В последние десятилетия на заводе производили оборудование для изготовления «мягкой» металлической, так называемой ламистерной тары, которая нашла свое применение в космосе. Так, на симферопольских машинах в Московском институте мясо-молочной промышленности «закатывали» пищу для космонавтов. Теперь наши пустые банки парят на орбите?
В Симферополе, к слову, придумали способ, чтобы пища не парила в отсеке корабля вместе с космонавтами. Решение было простым и гениальным. Банка закатывалась в вакуумной среде, и в невесомости космического корабля еда из нее не улетала.
Конструктором такой вакуумно-закаточной машины Б4-ИЗВ-30 и был Евгений Колесник.
Сегодня, насколько я увидел, «Продмаш» - могучий завод, где работал мой дед с «золотыми руками»,  это всего лишь уцелевшие ворота, отряд охранников и евро-проходная. Да что это я к проходной прицепился. Что плохого в красивой проходной? В конце концов, и театр начинается с вешалки. Это так. Лишь бы этой вешалкой театр не закончился…

Алексей СОМОВ,
фото
и фоторепродукция автора
«Коммунист Крыма» №38