Поиск по газете

понедельник, 24 июня 2013 г.

Украина опускает паруса...


В минувшие выходные корреспондент «Коммуниста Крыма» был приглашен в Керчь, чтобы, среди прочего, побывать на легендарном парусном корабле «Херсонес» — самом крупном фрегате Украины.
Парусные корабли в третьем тысячелетии? Скептики утверждали, что готовить специалистов для современного флота, гоняя их по вантам и реям, все равно, что на конных бричках учить шоферов правилам вождения. Однако многие из моряков-профессионалов придерживались иного мнения. Среди них - проректор Керченского государственного морского технологического университета Александр Гадеев. По его убеждению, на морских парусных кораблях в повседневном рутинном режиме воспитываются в человеке ценные качества: взаимовыручка, умение принять правильное решение в сложных ситуациях и чувство коллективной ответственности.
Так, после долгого перерыва учебные парусные суда начали строить практически во всех странах. Бесспорным лидером в создании учебного парусного флота был Советский Союз.
На постсоветском пространстве учебный флот представлен следующими  парусными судами: «Крузенштерн» — Балтийская государственная академия рыбопромышленного флота, Калининград; «Седов» — Мурманский государственный технический университет. «Мир» — Государственная морская академия им. адмирала С.О. Макарова, Санкт-Петербург. «Паллада» — Дальневосточный государственный технический рыбохозяйственный университет, Владивосток. «Надежда» — Дальневосточный государственный морской университет, Владивосток. «Дружба» — Одесская национальная морская академия. «Херсонес» — Керченский государственный морской технологический университет.


Крымский «альбатрос»

«Херсонес» помимо того, что был учебным кораблем, представлял нашу страну на всевозможных морских соревнованиях, фестивалях, был гордостью Украины как морского государства. С 1992 по 2006 год УПС «Херсонес» принимал активное участие в престижных соревнованиях парусных судов и международных регатах во Франции и Германии, завоевывал кубки и морскую славу Украине в странах Европы.
«Херсонес» — единственное в мире судно, которое за последние сто лет обогнуло мыс Горн (Южная Америка) без использования двигателей — только на парусах. Среди моряков это считается настоящим подвигом. В 1997 году чилийская ассоциация вручила судну диплом о прохождении мыса Горн, а капитану «Херсонеса» Михаилу Сухине было присвоено почетное звание «Альбатрос», которое дается только тем, кто прошел под парусами вечно штормящий пролив Дрейка.

Законсервированный корабль

С
пециальный приз — деревянное изображение альбатроса — до сих пор  украшает кают-компанию фрегата. Мы любуемся этой реликвией и продолжаем экскурсию по кораблю.  Наш проводник по фрегату — старший боцман Анатолий   Заброцкий.
Анатолий Васильевич также был в знаменитом походе у мыса Горн  и вспоминает его как самое яркое приключение в своей жизни. На корабле боцман с самого начала, с 1989 года, когда Польша за какие-то долги рассчиталась с Советским Союзом... парусными кораблями. Сегодня все они (их имена мы упомянули выше)  на плаву — кроме двух, которым «посчастливилось»    пришвартоваться в наших широтах.
Еще недавно выпускники  морского факультета Керченского государственного морского технологического университета проходили  практику  на «Херсонесе».  Теперь бурная  жизнь на корабле замерла. На застывшем в отстое порта фрегате несут круглосуточную вахту три человека, которые сменяются через трое суток. Из прежнего экипажа в 42 человека осталось чуть больше трети.
Поднимаемся на мостик. Если к штурвалу фрегата еще можно прикоснуться, то рында припрятана от греха подальше, дабы не смущать охотников за цветным металлом.

Последний поход

В
 машинное отделение нас сопровождает вахтенный механик Николай Кочубеев. Механизмы находятся в исправном состоянии (в отличие, к примеру, от поломанных  двигателей одесской «Дружбы»). Но в море сегодня выйти «Херсонесу» непросто.  Нужен капитальный ремонт. Одни только паруса (а их тридцать) стоят целое состояние — цена каждого приравнивается к  стоимости средней иномарки.
Одно время кораблю помогали немцы (сегодня немецкие туристы даже создали общество любителей «Херсонеса», его сайт можно найти в сети). Лет десять назад немецкие инвесторы оплатили монтаж на судне комфортабельных кают с санузлами, в том числе и для студентов.
В 2005 году корабль в последний раз вышел в море. По правилам,  на судне, простоявшем в порту в течение четырех лет, необходимо произвести как минимум капитальный ремонт двигателей и покраску корпуса. А на «Херсонесе» к тому же  нужно менять и палубу, и снасти. Сумма на это требуется астрономическая. Хотя для государства все же  подъемная.

Ниже ватерлинии

Н
а мой взгляд, ситуация вокруг «Херсонеса» и вообще украинского флота напоминает ситуацию вокруг самой Украины. Большинство судостроительных и судоремонтных заводов незалежной  находятся на уровне банкротства.
От прежних пароходств (в УССР их было три -   Азовское морское пароходство (Мариуполь), Советское Дунайское морское пароходство (Измаил) и самое крупное: Черноморское морское пароходство (Одесса)) осталась разве что былая слава.
Не секрет, что  мощности Черноморского пароходства создавались прежде всего для обслуживания потребностей централизованной, плановой экономики СССР. После разрушения единого хозяйственного комплекса, сложившегося в Стране советов, пароходство оказалось в сложном финансовом положении. Уже в декабре 1992 года  общая задолженность предприятия  по кредитам составила 170 миллионов долларов, в том же году списали 28 судов. Процедура санации Черноморского пароходства продолжается. Вот вам и достижения самостийности. Ничего не построили,  зато угробили, что смогли.
А фрегат «Херсонес», словно немой упрек хозяевам новой жизни, как символ несбывшейся мечты, забытый всеми ржавеет в отстое Керченского порта.

Алексей СОМОВ,
фото автора