Поиск по газете

среда, 13 ноября 2013 г.

Ворош иловский стрелок


Свой боевой путь Иван Васильевич Калинин начал в городе Горьком - в составе зенитного расчета прикрывал знаменитый Горьковский автозавод от налетов немецкой авиации. Потом был Сталинград. В ходе массированной атаки вражеских бомбардировщиков на позиции зенитного полка, дислоцированного в районе железнодорожной станции Красный Кут, Иван Калинин получил тяжелое ранение, после которого полгода пролежал в госпитале в Баку. 
Иван Васильевич имеет 23 награды, среди которых – орден Отечественной войны, орден Красной звезды, орден Богдана Хмельницкого, медаль «За оборону Сталинграда», две медали «За оборону Кавказа».
С 1957 года Иван Калинин живет в Крыму. Он – полковник в отставке, член Союза советских офицеров, возглавляет первичную организацию 339-го зенитно-артиллерийского полка.
В партию Иван Васильевич вступил в 1943 году, то есть, его партийный стаж составляет уже 70 лет.


ПРЕДЧУВСТВИЕ ВОЙНЫ

Родился Иван Калинин в 1923 году в деревне Липна Петушинского района Московской области, среднюю школу окончил в поселке Костерево того же района. Шел 1940 год, в воздухе пахло войной.
- Это было напряженное, тревожное время, - вспоминает Иван Васильевич. – Только недавно отгремели бои на Халхин-Голе, где наши войска разгромили японцев, закончилась Финская война. Я хотел поступить в Ленинградское военно-морское училище береговой обороны, успешно сдал экзамены, но потом нам объявили, что приема в училище не будет, поэтому мне пришлось вернуться домой. По линии военкомата нас учили стрелять, бросать гранаты, обучали приемам штыкового боя, навыкам гражданской обороны. Тогда это движение было массовым. Я имел четыре значка – «Ворошиловский стрелок», «Готов к труду и обороне» (ГТО), «Готов к санитарной обороне», «Готов к противовоздушной обороне», играл в футбол, был чемпионом района по лыжному спорту (на дистанции 10 километров) и по бегу (на дистанции полтора километра).
А потом началась война. В июле 1941 года Калинина вызвали в райком комсомола и приказали ехать в Москву, где 22 июля на стадионе «Динамо» собирали призывников.
- Нас построили в три шеренги, по годам рождения – 1921, 1922, 1923, - рассказывает Иван Васильевич. – Но потом тех, кто родился в 1923-м, отпустили домой. Когда мы вышли со стадиона, начался первый налет немецкой авиации на Москву.

ПУТЬ НА ФРОНТ

2 октября 1941 года, когда немцы уже перешли в наступление на Москву, Ивана Калинина призвали в армию. Сначала призывники совершили пеший 35-километровый ночной марш-бросок в сторону Москвы, затем их отправили в так называемые Гороховецкие лагеря – пункт формирования новых воинских частей, которые затем уходили на фронт. В годы войны здесь было создано более 300 соединений.  По словам Ивана Васильевича, он видел, как каждый день из этого огромного центра отправляли по 20 эшелонов с новобранцами в сторону Москвы. 
Условия размещения в центре, особенно в 1941-42 годах, были более чем спартанскими. Люди жили в антисанитарных условиях, без теплого обмундирования, их плохо кормили. Новобранцы мечтали быстрее отправиться на фронт. По воспоминаниям очевидцев, призывники жили в деревянных бараках, врытых в землю, по несколько десятков человек в каждом, спали на бревенчатых нарах в два яруса и страдали не только от голода, холода и болезней, но и от огромного количества вшей.
- Кормили нас ржаной мукой, разведенной в кипятке, два раза в день, еще давали один зеленый помидор, - говорит Иван Васильевич. – А вши просто заедали. Мы разводили костер, раздевались и держали над огнем свое обмундирование, пытаясь таким образом избавиться от этой напасти или хотя бы сделать так, чтобы вшей стало поменьше.
Иван Калинин и еще 10 его товарищей попросили офицера-зенитчика, который приехал в Гороховецкий центр за новобранцами, записать их в подразделение зенитной артиллерии. Дело в том, что в Костерево был зенитный полигон, и Калинин, как и многие мальчишки, хотел стать зенитчиком.

ЗЕНИТНЫЙ ЩИТ

Однако ребят (а всего офицер набрал 263 человека) отправили не на линию фронта, а на охрану Горьковского автозавода. Флагман автомобильной промышленности СССР одновременно был одним из ключевых оборонных предприятий страны. Однако находился ГАЗ не в глубоком тылу, а рядом с линией фронта, поэтому завод подвергался ожесточенным налетам авиации противника. Для немцев было жизненно важно вывести из строя ГАЗ, ведь здесь выпускали танки, самоходные артиллерийские орудия, автомобили, бронемашины, минометы. Всего за годы Великой Отечественной войны ГАЗ выпустил 176 221 автомобиль, около 12 тысяч танков, более 9 тысяч самоходных артиллерийских установок (САУ), 232 тысячи автомобильных моторов, 24 тысячи минометов, 30 тысяч снарядов для легендарной  «Катюши». Не удивительно, что руководство СССР уделяло первостепенное внимание созданию «зенитного щита» для ГАЗа. А германское командование, в свою очередь, делало все, чтобы уничтожить завод.
- Нас привезли в Горький 5 ноября, - вспоминает Иван Васильевич. – В этот день и в последующие дни, вплоть до 9 числа, немцы усиленно бомбили город и завод, так что нас с ходу отправили к зенитным расчетам, где мы подносили снаряды. 7 ноября нас построили на плацу и объявили приказ Сталина: снарядов не жалеть, но спасти город и завод от разрушения.           
По словам Ивана Калинина, 1 февраля 1942 года он закончил полковую школу зенитной артиллерии, но на фронт его снова не отправили, а как одного из лучших выпускников оставили оборонять ГАЗ.
- Были предприняты меры по маскировке заводской территории, - рассказывает Иван Васильевич. – Рядом с заводом проходила дорога, и там построили макеты корпусов, а заводские корпуса накрыли маскировочной сеткой, «превратив» их в «дорогу». Удалось наладить и зенитную оборону: после ноябрьских бомбардировок, когда ГАЗу был нанесен серьезный ущерб, и вплоть до осени 1942 года, я помню только один случай, когда вражескому самолету удалось прорваться к заводу. Он сбросил три бомбы: одна попала в здание ремесленного училища, вторая – в один из цехов, а третья упала за территорией предприятия.
От себя добавим: массированным налетам, в том числе и с применением зажигательных бомб, ГАЗ подвергся в 1943 году. Только в период с 4 по 22 июня 1943-го завод бомбили семь раз. Серьезные разрушения получили 50 корпусов и зданий. Прервалось поточное производство. 35 тысяч ремонтников, монтажников и строителей, работая по 18-19 часов в сутки, восстановили завод за 100 дней.

ПОД СТАЛИНГРАДОМ

В октябре 1942 года, в разгар Сталинградской битвы, зенитный полк, в котором служил Иван Калинин, перебросили из Горького под Сталинград, в район станции Красный Кут, расположенной на левом берегу Волги. Здесь разгружались эшелоны с войсками и техникой, которые затем вступали в битву.
- У немцев очень хорошо была поставлена разведка, - говорит Калинин. – Как только эшелон приходил на станцию, появлялись самолеты противника. Наш полк в те дни сбил 39 самолетов. В нашей батарее было 4 пушки и спаренный пулемет из четырех «Максимов», мы сбили девять пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс-88». Я тогда был командиром дальномерного отделения. А 28 октября начался сильнейший налет. Немцы решили подавить нашу противовоздушную оборону, на каждую нашу батарею приходилось по три самолета противника. В итоге полк был полностью уничтожен. В том числе, и наша батарея. Один самолет нам удалось сбить, два других сбросили бомбы. Из нашего расчета, в котором было четыре человека, погибли трое. Я получил сильную контузию и осколочное ранение в ногу.
Вместе с другими ранеными Ивана Калинина отправили в Астрахань и погрузили на баржу, которая направлялась в Баку. Однако по дороге две из трех барж потопила немецкая авиация (в то время немцы уже захватили Моздок и рвались к Баку, к нефтяным промыслам, а Гитлеру даже подарили на день рождения торт с изображением нефтяной вышки и надписью «Баку»).
- С двух барж удалось спасти только три человека, остальные погибли, - рассказывает Иван Васильевич. -  Я находился на третьей барже.

ОТ БАКУ ДО СИМФЕРОПОЛЯ

К моменту доставки в бакинский госпиталь рана у Калинина загноилась, была угроза развития гангрены. К счастью, ампутации удалось избежать.
После госпиталя военное начальство предложило Ивану Васильевичу остаться в Баку. Там было много зенитных частей, благодаря которым на территорию города даже в самые напряженные моменты битвы за Кавказ не упало ни одной бомбы. Калинин согласился. Впоследствии он поступил на курсы младших лейтенантов, которые окончил в феврале 1945 года.    
- День Победы я встретил в Баку, причем мы отметили его дважды, - улыбается Иван Васильевич. – В первый раз это было 26 апреля, когда нам сообщили, что наши войска окружили Берлин. Все решили, что войне конец, было много радости, стрельба в воздух, фейерверки. Ну а второй раз мы отпраздновали уже 9 мая.
После войны Иван Калинин, будучи офицером, окончил  Житомирское высшее военное училище зенитной артиллерии, служил в Германии, а в 1957 году вместе с супругой переехал в Симферополь, да так и остался в Крыму. Был командиром зенитно-ракетного дивизиона в Белогорске, заместителем начальника штаба, а затем начальником штаба 339-го зенитно-артиллерийского полка.
21 ноября Ивану Васильевичу исполнится 90 лет, но заслуженный ветеран по-прежнему остается энергичным, неравнодушным человеком. Калинин не только поддерживает инициативу КПУ по сбору подписей за референдум о вступлении Украины в Таможенный союз, но и сам активно собирает подписи, объясняет людям необходимость референдума.
- Русские и украинцы всегда были братскими народами, у нас все тесно  переплетено – и родственные, дружеские связи, и экономика, - говорит Иван Васильевич. – Откуда пошла наша Русь? Из Киева! Россия и Украина должны быть вместе, и они обязательно будут вместе, я уверен.

Олег МАЛЬЦЕВ