Поиск по газете

четверг, 18 июня 2015 г.

Все для фронта! Все для победы!

74 года назад фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, напала на нашу Советскую Родину.


Со стороны Германии это была агрессивная, захватническая, несправедливая война. К моменту нападения на нас армия фашистской Германии была самой сильной и подготовленной в капиталистическом мире. Гитлеровская армия представляла собой ударную силу антикоммунизма. В ее распоряжении оказались людские резервы, сырье и промышленность почти всей Европы. На нее работали оружейные заводы Австрии, Бельгии, Франции, Чехословакии. К 21 июня почти три четверти всей армии фашистской Германии сосредоточились вдоль советской границы. Армия вторжения насчитывала 5,5 миллионов солдат и офицеров, 3712 танков, 4950 боевых самолетов, 47860 орудий и минометов. Вместе с фашистской Германией выступили возглавляемые реакционными правительствами Венгрия, Италия, Румыния и Финляндия.
Уже были сброшены первые бомбы на Киев, Одессу, Севастополь, Минск, Мурманск, Каунас, уже минуло полтора часа, как фашисты перешли границу, только после этого германский посол передал заявление советскому правительству. «Превентивная войны» была объяснена тем, что СССР якобы готовился напасть на Германию. Началась самая тяжелая и самая жестокая для нашей Родины Великая Отечественная война. Великая – по масштабам территории страны, отечественная – по массовому участию советских людей в боевых действиях и в обеспечении нужд фронта. А по социальной сущности эта война почти всей Европы против СССР была войной капитализма с социализмом.
В приграничных военных округах нашей страны было сосредоточено 170 дивизий – половина всех дивизий Красной Армии. В них насчитывалось 2,9 миллионов красноармейцев и командиров.
Танковые, моторизованные и авиационные соединения находились в стадии реорганизации и формирования.
На направлении своих главных ударов враг имел тройное и даже пятикратное превосходство в силах.
В этой тяжелой и сложной обстановке советские воины показали готовность защищать Советскую Родину, не жалея своих жизней. В первых рядах, на самых ответственных участках были коммунисты.
Все учли, все взвесили фашисты: и наш промышленный потенциал, и наше вооружение, и наши наличные военные силы, и тактические возможности, состояние дорог, климатические условия. Все, кроме природы нашего советского общества, характера и души нашего народа.
Разве могли учесть гитлеровцы, что одна лишь Брестская крепость будет стоить им дороже, чем покорение целых стран на Западе. Не могли фашисты предвидеть и того, что в первые же дни войны военкоматы будут осаждать десятки тысяч добровольцев, что в Фонд обороны люди понесут деньги, облигации, семейные ценности: «Все для фронта, все для победы!» Явно недооценили они морально-политическое единство советского общества, военную организацию нашего государства.
Фашистская армия, используя внезапность нападения, преимущество в количестве войск, боевой техники и оружия, преодолевая сопротивление советских войск, на шестой день захватила Минск, через месяц подошла к Ленинграду, через три месяца – к Москве и ворвалась в Крым. Именно этот период войны подвергся самой злонамеренной фальсификации, упрекам и очернению.
Если наши бойцы и командиры в страхе бежали от самой границы до Москвы, «не желая служить тоталитарному режиму», миллионами без боя сдавались в плен, то значит и немцы должны были прибежать целыми и невредимыми и с ходу взять Москву. Кто же тогда разгромил сотни дивизий врага, куда же они девались? От чьих рук полегли на советской земле? Известно, что гитлеровцы за 141 день покорили почти всю Европу, а у нас они через 167 суток под Москвой были остановлены: был похоронен миф об их непобедимости. И сейчас злопыхатели утверждают, что красноармейцы сдавались врагу целыми армиями, попав в окружение. Но в отличии от всех западных армий, наши окруженные войска, как правило, в плен не сдавались, бились до последнего патрона. Они сражались с превосходящими в 3-5 раз силами противника, нанося ему до 45 процентов потерь в живой силе и технике. Окруженные наши войска приковывали к себе до 25 процентов сил армий вторжения. Да наши потери в живой силе были не малыми, но называть их напрасными никому непозволительно. Но ведь и немцы за начальный период войны с нами потеряли до двух миллионов солдат и офицеров, более 25 тысяч самолетов и около 300 кораблей.
Фашистский генерал Э. Бутлар после войны признал: «…В результате упорного сопротивления русских уже в первые дни боев немецкие войска понесли такие потери в людях, в технике, которые были значительно выше потерь известных им по опыту кампаний в Польше и на Западе».
Реальную помощь нашей армии стали оказывать в занятых врагом районах партизанские отряды и диверсионные группы.
Не только в прифронтовых областях, но и в глубоком тылу создавалось народное ополчение. В тяжелые дни лета и осени 1941 года было создано около 60 дивизий народного ополчения, 200 отдельных полков. Их общая численность составила около двух миллионов бойцов. Именно в начальный период войны вошли в героическую историю советского народа и его Вооруженных Сил героическая защита Брестской крепости, оборона полуострова Ханко, Смоленское сражение (заставившее Японию не вступать в войну против Советского Союза), оборона Киева, Одессы, начало обороны Севастополя, оборона Тулы и Сталинграда. Крымчане гордятся тем, что на нашем героическом полуострове два города-героя – Севастополь и Керчь и город воинской славы Феодосия.
Столицу нашей Родины – Москву – отстаивала вся страна. У стен Кремля покоятся останки Неизвестного солдата, погибшего при защите Москвы. В битве за Москву была вырвана из рук врага стратегическая инициатива. Давая отпор очернителям начального периода войны, советский писатель Виктор Сергеевич Розов справедливо заметил: «Хорошо еще, что фашистские полчища напали на нас тогда, в 1941 году, а не теперь. Представьте себе, чтобы случилось бы сейчас – да они бы, фашисты, каждую республику в отдельности перещелкали, как орехи. Тогда мы были едины – великая единая страна. В этом была наша главная сила».
События в Восточной Украине и на границах Приднестровской Молдавской Республики требуют от России взвешенных и решительных действий. Признание суверенитета этих республик может дать легитимный повод для их защиты в случае вооруженной внешней агрессии.

Виктор БАЖЕНОВ,
ветеран Вооруженных Сил СССР