Поиск по газете

четверг, 9 февраля 2017 г.

Русскость Пушкина

Ф. М. Достоевский в своей знаменитой пушкинской речи назвал поэта как «всемирно отзывчивый». И это действительно так, ибо, с одной стороны, Пушкин представляет важный узел, через который русская художественная память присоединяется к давним культурным накоплениям Европы и всего мира, а с другой, через все творчество Пушкина проходят пространнейшие всемирные линии художественной преемственности. Однако при всем неповрежденном богатстве европейского и всемирного в Пушкине не стоит забывать: самое яркое, полное, блистательно-сочное и живое в нем — это его русскость.
Выразившийся в Пушкине народ-удалец, труженик, мечтатель, сострадатель и насмешник, ратник, защитник, задумчивый певец и крылатый лихач, нетерпеливец и страстотерпец, самопожертвователь, казак душой, простолюдин-ясновельможник, мыслитель-ухарь, мироспасатель, пахарь и очарованный странник, задумчивый игрок, святоверующий и грешник, орел-сокол, гений и самоучка, доверчивый и с лету ученик у всех и путеводитель всем и по всей вселенной — это то, к чему трудно подойти даже в большом и ученом труде о «русском».
Но главная русскость его — создание им эшелонированного рубежа по защите всего русского и, прежде всего, его духовных основ на несколько сотен лет вперед. Поэт, чье человеческое и творческое становление во многом и главном определила пережитая им в юности Отечественная война 1812-1814 годов, создал ту духовную основу России, без которой нельзя представить себе ее последующую историю, обретшую ярчайшее проявление в событиях 1941-1945 годов, а с другой стороны, именно эти события раскрыли перед нами во всей полноте и глубине гений Пушкина. Если не бояться высоких слов, мы победили в 1945-м и потому, что у нас есть Пушкин.
Вполне естественно связать битвы под Москвой и Сталинградом, Курском и Берлином с написанными в 1824 году пятнадцатилетним Пушкиным строками:
Страшись, о рать иноплеменных!
России двинулись сыны…
Ты в каждом ратнике узришь богатыря,
Их цель иль победить, иль пасть в пылу сраженья
За Русь, за святость алтаря… —
тем более, что частично эти строки почти через 130 лет после их рождения были начертаны на одном из наиболее широко распространенных плакатов периода Великой Отечественной войны.
Наш прославленный поэт-фронтовик Александр Твардовский позже признавался: «Я долго самонадеянно полагал, что знаю Пушкина… Но только в дни Отечественной войны, в дни острой незабываемой боли за родную землю и того сурового возмущения, которое пришло к нам перед лицом страшной угрозы всему самому дорогому, я, как должно быть, и многие другие люди моего поколения, увидел, что до сих пор не знал Пушкина. Я вдруг почувствовал в полную меру своей души ни с чем не сравнимую силу пушкинского слова. И для меня, как будто впервые, как будто не известные мне до того, прозвучали строфы его исполненной горделивого достоинства патриотической лирики. С восторгом как бы внезапного постижения я обретал в затертом томике из походной библиотечки благодарную красоту навечных запечатлений мысли и чувства, родной природы, родной земли, с ее городами и селами, полями и водами, суровой седой стариной, сказаниями и песнями. И все это обращалось сегодняшним днем, потому что восторг вызывался не той или иной блестящей строкой, а тем, что все это — Родина, все это мое неотъемлемое достояние, гордость и честь, вера и слава, и не может быть на земле силы, которая могла бы отринуть это».
Наша страна, Россия, сегодня вновь в сложных условиях: геополитических, социально-экономических и военных. И если мы хотим что-либо строить и сохранять, то, непременно, нашей опорой должен стать Пушкин.
Вне Пушкина, без Пушкина нам не возродить нашу любимую Россию.

Валерий Лавров,
кандидат филологических наук, доцент.