Поиск по газете

пятница, 19 января 2018 г.

Современное российское образование вызывает тревогу

«Поножовщина», которая произошла в одной из пермских школ, заставила всех наших граждан содрогнуться. И это, к сожалению, не первый случай в наших школах.
Еще совсем недавно мы все недоуменно спрашивали: почему наши мальчишки и девчонки выходят на улицы и площади наших крупных городов, поддерживая протестные акции господина Навального. Ответов, как всегда, было много, а вот каких-то конкретных решений не было найдено. Все списали на финансовую составляющую со стороны организаторов протестных акций: все оплачено. Реальная жизнь говорит о другом: дети выходят уже с оружием, пусть пока и с холодным, на тропу войны. Безусловно, правоохранительные органы разберутся, что случилось в пермской школе №127. Пока идет разбирательство, мне бы хотелось поделится своим видением ситуации.
Современное российское образование, к большому сожалению, представляет собой как оказание неких услуг. Отсюда все беды нашего образования. Мы утратили такие фундаментальные понятия, как народное образование, что школа является трудовым, политехническим объектом, которые были присущи советской системе образования. Если хотите, советская система образования представляла собой целую симфонию, где слышалось многоголосье всего сообщества, начиная с родителей, их детей, учителей, общественных организаций и заканчивая государственной политикой в области образования и воспитания подрастающего поколения советских людей.
Сегодня школа — это практически закрытое учреждение. Там педагогический коллектив оказывает образовательные услуги, строго следуя стандартам, заданным Министерством образования. Если ребенок не способен освоить эти стандарты, то тогда автоматически включается финансовая составляющая, которая, естественно, ложится целиком на плечи родителей. Финансовая зависимость, а лучше сказать дополнительные поборы, — одна из причин создания конфликтных ситуаций в наших образовательных учреждениях. При этом мы должны иметь в виду и то, что дети представляют разную социальную категорию, начиная от малоимущих и заканчивая родителями, которых принято сегодня именовать «успешными».
Не менее важной причиной, ведущей к созданию напряженной ситуации среди подростков, является вторая половина учебного дня. Дополнительное образование, которое должно компенсировать эту вторую половину дня, к сожалению все больше и больше коммерциализируется. У многих родителей нет возможности оплатить эту вторую половину учебного дня. Вот и предоставлены наши дети улицам. А это значит, что вторую половину дня формирует улица. Здесь как раз бы пригодился советский опыт, а именно — работа детских общественных организаций: октябрята, пионеры и комсомол. К сожалению, руководство образования, как правило, не идет навстречу нашей политической силе, которая готова помочь в становлении уже проверенных самой жизнью этих детских организаций, а ограничивается надуманной игрой под названием «самоуправление».
Трагический случай в Перми заставляет задуматься и о состоянии здоровья наших детей. Не буду детально рассматривать эту проблему, а обращу внимание только на одно — отсутствие во многих школах медицинских работников. В советское время в каждой школе была медсестра и обязательно закреплялся врач. Сегодня, к сожалению, в школах некому оказать даже первую медицинскую помощь, не говоря о том, что мы, то есть учителя, совершенно не знаем о состоянии здоровья того или иного ученика.
Уверена, что пока не будут решены те вопросы, которых я касалась, нам не избежать в дальнейшем подобных трагических случаев в наших учебных заведениях. А это значит, что необходимо обратиться к советскому опыту.

Людмила Шевченко,
ветеран педагогического труда,
первый секретарь Нижнегорского районного отделения КПРФ