Поиск по газете

суббота, 26 ноября 2011 г.

Четверка на все времена


В нынешнем году отмечается сразу три юбилея, связанных с легендарной советской кинотрилогией о «Неуловимых»

Хотя известный советский кинорежиссер Эдмонд Гарегинович Кеосаян снял двенадцать полнометражных фильмов, известен он, прежде всего, как автор легендарной революционно-приключенческой трилогии о подростках-красноармейцах «Неуловимые мстители» (1966 г.), «Новые приключения неуловимых» (1968 г.) и «Корона Российской империи, или Снова неуловимые» (1971 г.). То есть первый и третий фильмы вышли на экран соответственно 45 и 40 лет назад. К тому же 9 октября создателю трилогии исполнилось бы 75 лет.



Наш ответ  «Великолепной семерке»
На этих картинах выросло, как минимум, два поколения. Уже после выхода первого фильма «Неуловимые мстители» тогдашняя детвора играла исключительно в отряд бесстрашных и неуловимых героев Гражданской войны. Фильм смотрели не то что не один, а не один десяток раз. Даже у нынешних тинейджеров, воспитанных на голливудских фильмах, трилогия о «Неуловимых» вызывает интерес. Когда в 1962 году в советском прокате с ошеломляющим успехом прошел голливудский вестерн «Великолепная семерка», находившийся в то время «у руля» страны Никита Хрущев, стремившийся во всем догнать и перегнать Америку, решил, что свои пионеры-герои должны быть не только у дикого капиталистического Запада, но и у просвещенного социалистического Востока.

Заткнуть за пояс Голливуд поручили молодому режиссеру Эдмонду Кеосаяну. Неофициально он посвятил эту приключенческо-патриотическую сказку своему шестилетнему сыну Тиграну. Официально она была приурочена к 50-летию Советской власти.
То, что за «Неуловимых» взялся молодой режиссер - неслучайно. Дело в том, что истерн для советского кино жанром был не новым. Более того, «мстители» оказались римейком фильма «Красные дьяволята», снятого в 1923 году режиссером Иваном Перестиани по одноименной повести Павла Бляхина. Сюжет строился как цепь приключений трех молодых героев, сражавшихся в армии Буденного против кулацких банд Махно: комсомольца Миши и его сестры Дуняши - детей убитого махновцами рабочего. И их друга - циркового актера, случайно попавшего на Украину негра Тома Джексона (его сыграл настоящий цирковой актер Кадор Бен-Селим). Кеосаян, видимо, решил, что еще одного негра зрители не вынесут. Поэтому черный Том в его фильме стал цыганом Яшкой. За дело Ленина должны были бороться люди разных рас и национальностей.

Шальные шары

Кто станет играть главного героя Даньку, было ясно еще до написания сценария. Витя Косых, сын актера Ивана Косых, уже успел сняться в нескольких картинах. На роль гимназиста Валерки изначально пробовали Валерия Носика, но он показался режиссеру «слишком старым». Тогда Виктор порекомендовал своего друга Мишу Метелкина, но тот не подошел из-за маленького роста. Однако Миша очень хотел получить эту роль и стал в огромных количествах поглощать морковку со сметаной. К удивлению окружающих, за три месяца он вырос на семь сантиметров и был принят в киногруппу.
На роль цыганенка-Яшки Васю Васильева выбрали из более чем  восьми тысяч цыганских детей по всей стране. Нашли его во Владимирской области, где он жил вместе с тринадцатью братьями и сестрами. Ксанку должна была играть девчонка, похожая на пацана, к тому же, с хорошей спортивной подготовкой. Валя Курдюкова занималась в обществе «Крылья Советов», была кандидаткой в мастера спорта по спортивной гимнастике, во дворе предпочитала мальчишечьи игры - так что на роль подходила просто идеально.
Требования к спортивной подготовке ребят были неслучайны – в фильме более сорока трюков, и большинство из них актеры исполняли сами. Для этого в течение трех месяцев их усиленно тренировали: верховая езда, самбо, автовождение, бильярд, плавание, эквилибристика… Несмотря на это без порезов, ушибов и ссадин не обошлось.
Сцену, когда Данька, преследуя Лютого, прыгает на коня, пришлось снимать много раз. Лошади не хотели стоять смирно. В результате Косых, что называется, летел мимо седла. В конце концов, Кеосаян пошел на хитрость. Стену, возле которой стояли кони, вымазали сахарным сиропом - довольными остались как парнокопытные труженики, так и двуногие создатели фильма.
Любопытно, что дублеров для сцен скачек катастрофически не хватало. Актерам пришлось «подрабатывать» белогвардейцами. Потом, во время просмотра картины, очень веселились, наблюдая, как на экране они преследуют сами себя. Кстати, поклонники фильма заметили и другие киноляпы в «Неуловимых»: совершенно странным образом ведут себя бильярдные шары – то они «самопроизвольно» меняют место на столе, пока игроки ведут беседу, то желтый шар-бомба вдруг становится белым. Подобные метаморфозы случаются и с одеждой персонажей – появляются и исчезают носовые платки, перчатки, накидки, рвутся и тут же заштопываются рубашки, тельняшки.

Крымский след

Кстати, первую часть «Неуловимых» снимали в Крыму. Вот что рассказал корреспонденту «Коммуниста Крыма» осветитель Александр Васильевич Гзовский, работавший на этой картине.
- Съемки проходили непросто. Происшествий всяких было много. Вот, например, в тачанке мы ехали. Я находился в ней как осветитель. Это был эпизод, когда Буба Касторский бросал шарики. Тачанка была на сцепке с машиной. И вдруг сцепка лопнула. Те, кто в ней находился, могли оказаться под колесами. Но, слава богу, все обошлось.
- А эпизод на кладбище, когда крест шевелился. Герой Крамарова потом рассказывал про мертвых с косами. Вы снимали его в павильоне?
- Нет. Все было на натуре. Настоящее кладбище. Как положено, ночные съемки. Кстати, кладбище это находится недалеко от Ялты, в Массандре.
- А крест этот кто-то шевелил?
- Да, конечно, в яме сидел человек. Кадр, действительно, с точки зрения освещения вышел очень красивым. На съемках «Неуловимых» был еще один интересный момент. Если помните, актер Савелий Крамаров водит там на цепи медведя. Так вот, Крамаров ужасно боялся этого медведя. Он однажды пришел в механический цех Ялтинской киностудии и обратился к рабочим: «Ребята, я бутылку вам поставлю, только сделайте цепь длиннее». Ему действительно цепь удлинили, но не намного. Потому что об этом узнал Кеосаян.


Дмитрий ВОЛОКИТИН