Поиск по газете

четверг, 17 января 2013 г.

Кто штурмует Штормовое? Строительный беспредел в Западном Крыму



Как и везде в Крыму, в поселке Штормовом Сакского района отгуляли зимние праздники, и после разноцветных салютов январское небо снова стало серым и грустным. В январе Штормовое полностью  оправдывает свое название. Все лето море радовало прозрачным штилем, ну разве что совсем  небольшой волной, а вот зимой, заскучав, выплескивает свою горечь одиночества на пустынный берег и слизывает с песчаной кромки пустые бумажные гильзы от новогодних фейерверков…


Трудовая жизнь села

Е
сли взглянуть на карту Крыма, то Штормовое окажется на западном побережье, как раз «под носом» полуострова, под Тарханкутом, в двадцати пяти километрах от Евпатории. Поселок окружают два озера, в том числе знаменитое Ойбурское (лечебное грязевое месторождение). До гибели советской страны Штормовое было центральной усадьбой совхоза «Авангард».
В этом поселении неутомимых тружеников в  последний раз я побывал  в начале восьмидесятых. Тогда  Штормовое славилось овощеводством, выращиванием зерновых: половина сельскохозяйственных угодий поселка была отведена под пахотные земли (боле пяти тысяч гектаров). 
Изюминкой Штормового восьмидесятых являлись виноградники. Причем не только «простых» столовых сортов – алиготе  или рислинга, но еще и элитных, мускатных. Вот на нем, на мускате гамбургском, и проходил я с друзьями-студентами практику: помогал родной стране в сборе очередного рекордного урожая. 
Штормовое в те годы не отличалось особой архитектурой. Куда ни посмотришь - одноэтажные домишки крестьян (мы, студенты, размещались в огромном спортзале). Из изысков разве что Дом культуры. К слову, находилось у нас  время повышать свой интеллектуальный уровень в местной библиотеке (она работает до сих пор). Замечу, что сельские библиотеки были великолепно укомплектованы, являясь  кладезем для пытливого, еще не испорченного «виноградным соком», ума студентов.

Спасайся,
кто может

Ж
ители Штормового  зарплату получали небольшую, но регулярно – дважды в месяц. Помимо этого,  для тружеников мясо и молоко отпускалось по специальным ценам, то есть стоило копейки. Да и корма для домашней скотины желающие получали бесплатно.
Сегодня один из интернетовских сайтов-зазывал не скупится на лирику: «Штормовое является перспективным курортным поселком, активно развивающимся благодаря чистой воде и великолепным мелководным пляжам с серым песком….»
С чего это вдруг сельскохозяйственное поселение-труженик с более чем вековой историей стало  только сейчас «перспективным курортным поселком»? По правде – не от хорошей жизни. После развала Союза бывший совхоз «Авангард»  превратился в арьергард. Хозяйство уничтожено полностью, и даже,  судя по словам местных жителей, не осталось ни одного виноградного куста.
От домашней скотины тоже пришлось избавиться – кормить стало нечем – дармовые корма закончились. Вот тогда-то прежнее руководство и указало новое перспективное «курортное направление», что в переводе означало: «Спасайся, кто может!». Так развращенное безделием и отсутствием перспектив еще одно приморское село-труженик превратилось в село-паразит. Ладно, скажем помягче: в село-курорт.

Курорт поневоле

О
днако зачатки будущего курорта в Штормовом появились еще в конце шестидесятых. Облюбовали эти места москвичи – работники третьего и пятого московских таксопарков. Пока дети таксистов плескались  в море, их родители приводили в порядок школу в Штормовом и другие объекты. Эдакий бартер. Совхоз охотно сдавал участки у моря и другим предприятиям, которые могли отремонтировать совхозный двигатель или комбайн.
А за детьми потянулись взрослые. Тогда снять комнату в поселке стоило копейки. Это сейчас - от 50 гривен в сутки «у бабушки»  и до 300 (и выше) в гостинице. Теперь в поселке четыре крупные гостиницы и десятки пансионатов. Правда, в межсезонье, и даже в новогодние праздники, несмотря на мечты их владельцев и чаянья чиновников от туризма, они практически  пустуют. Странно выглядят расположенные непосредственно у моря пансионаты – избушки, словно снегом, они занесены песком, и собаки-охранники пугаются случайных путников больше, чем завывания ветра.
Работы в поселке для основной массы населения нет (исключение - сельсовет, клуб, школа, детсад) – большинство жителей разъезжается по городам на шабашки. Местный житель Виктор Шишков – редкое исключение. По его словам, он «батрачит» на строительстве в родном поселке.

На грани
катастрофы

В
иктор рассказал, что в Штормовом, несмотря на перспективу курортного развития, проблем немало. Поселок прирастает пансионатами, хотя с очистными сооружениями не все просто.
- Когда-то очистные были проданы частному предпринимателю при условии проведения реконструкции, - вспоминает Виктор Николаевич. – Но она не была проведена. Поэтому качество работы очистных сооружений, особенно в летний период, когда приезжают отдыхающие, оставляет желать лучшего. Канализационные стоки у большинства пансионатов сливаются в выгребные ямы. А так как водоносный слой в поселке пролегает неглубоко, то из-за стоков воду из колодцев пить уже  нельзя.
Вместо строительства очистных частный предприниматель занимается… строительством коттеджей. Почуяв легкую и быструю наживу, коттеджи стали возводить все, кому не лень. Никого не смущает отсутствие канализации, главное - построить новую мини-гостиницу, «срубить капусту», а там хоть трава не расти. Насчет травы. Штормовое постепенно приближается к точке невозврата, когда застроенное доминами пространство уничтожит весь «зеленый мир» поселка и серьезно подпортит экологию. И тогда на эту помойку никто не поедет и даром.


Строительство
в парковой зоне

В
 2005 году местное и районное  руководство,  обеспокоенное  тем, что курортное село превращается в зловонную клоаку, запретило строительство домов на определенных территориях с перспективой разбивки на них парковых зон.
Тогда были изготовлены два основных градостроительных документа: Генеральный план курорта «Ойбурскский» и План детальной планировки прибрежной зоны села Штормовое. Оба эти плана основательно и грамотно ориентированы на создание в районе зоны курортного оздоровительного назначения высокого уровня.
Но очень скоро про эти  планы «забыли». Начиная с  2005 года, в парковой зоне было выделено шесть земельных участков по десять соток под застройку коттеджей.
Рассказал нам об этом житель села Штормовое, председатель Сакской районной общественной организации «Сохраним курорт» Борис Федоров. По словам Бориса Александровича, все это происходит при попустительстве местных административных и правоохранительных органов:
- На все эти шесть участков выделены акты, а это значит, что отменить данное решение уже невозможно, – продолжает Федоров. - Но есть решение Министерства архитектуры и строительной политики, в котором говорится, что строительство в парковой зоне запрещено. Разбирательства по этому делу то прекращаются, то начинаются заново. А нарушители тем временем продолжают строить. 
Сохранить курорт

Б
орис Федоров обращался во всевозможные крымские и киевские инстанции с письмами, в которых сообщал о том, что последние восемь лет головы и большая часть депутатов Штормовского сельсовета, многие чиновники различных организаций районного и республиканского уровня нарушают основные положения этих планов.
По мнению этого неравнодушного человека, основные нарушения таковы:
1. В селе Штормовом незаконно выделяемые индивидуальные участки преграждают основные, радиальные, ведущие к морю улицы: Строительную, Партизанскую, Фрунзе, район улицы Прибрежной.
2. Занимаются последние участки зеленых зон общественного назначения многоэтажными, незаконно построенными пансионатами и, в первую очередь, спортивно-парковой зоны в центре села.
3. Застраивается, в том числе и многоэтажными корпусами, пляжная полоса прибрежной стометровой морской зоны.
Борис Андреевич убежден, что в Штормовом происходит антигосударственное преступление.
- Правительством Украины была обнародована программа «Сделаем Крым жемчужиной Украины», но в Штормовом она никак не действует, - размышляет Федоров. -  Уже есть решение нашего районного суда о сносе одного из коттеджей. Но на это решение была подана апелляция, и дело передали в республиканскую прокуратуру. На каком этапе дело сейчас, мы не знаем. Возможно, его вообще закрыли. На основании того, что подписи отозваны, я вызвал милицию, чтобы остановить строительство. Но его не остановили, и мою просьбу проигнорировали…. 
И весь этот беспредел происходит под носом крымских властей, под носом самих жителей Крыма.
   
Алексей CОМОВ,
фото автора