Поиск по газете

четверг, 12 ноября 2015 г.

М. В. Фрунзе как полководец


Предлагаем читателям познакомиться с работой выдающегося советского военачальника и теоретика, участника гражданской войны, близкого друга и соратника Михаила Васильевича Фрунзе, одного из участников освобождения Крыма в ноябре 1920 года Владимира Кириаковича Триандофиллова (1894-1931). В. К. Триандофиллов – участник Первой мировой войны. В 1918 году вступил в Красную Армию. В 1919 году – член РКП(б). Участник гражданской войны, где командовал батальоном, полком, а затем и бригадой. Под командованием М. В. Фрунзе участвовал в знаменитых боях под Перекопом. За Перекопско-Чонгарскую-операцию был награжден Орденом Красного Знамени. В 1923 году В.К. Триандофиллов окончил Военную академию РККА. По инициативе М. В. Фрунзе был выдвинут на работу в Штаб Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА), где в 1924 году получил назначение на должность Первого (то есть, оперативного) отдела, а затем и начальника Оперативного управления РККА. С 1928 года – заместитель начальника штаба РККА. Вместе с М. В. Фрунзе стоял у истоков журналов «Военная наука и революция», «Военная мысль и революция», «Война и революция». В. К. Триандофиллов считался ведущим теоретиком и признанным авторитетом по оперативному военному искусству. Наиболее известные его работы: «Размах операций современной армии» (1926) и «Характер операций современной армии» (1929). 12 марта 1931 г. Владимир Кириакович Триандофиллов трагически погиб в авиакатастрофе. Будучи удостоен особой чести как выдающийся военный деятель Советского государства похоронен на Красной площади у Кремлевской стены.
Пятилетний юбилей разгрома Врангеля и очищения Крыма Красной армией приходится праздновать без главного руководителя этой операцией, без тов. Фрунзе. В операции по разгрому Врангеля особенно рельефно выявляются черты тов. Фрунзе как крупного военачальника. Исследователь этой операции не раз останавливает свое внимание на следах той кипучей энергии, с которой шла подготовка последнего удара по последнему врагу советских республик, по барону Врангелю. Подготовка к нашему переходу в наступление шла в тяжелых условиях: железные дороги работали еле-еле, они не только не могли подать на фронт необходимые пополнения, но даже не в силах были справиться с подвозом необходимого количества огнеприпасов, технических средств, материальной части. Между тем, противник вел себя активно. На фронте бои шли беспрерывно. Подвозимые на фронт запасы огнеприпасов изо дня в день истощались. Приходилось при слабой работе железных дорог не только накапливать запасы для удара, но и питать те бои, которые, по инициативе противника, шли на фронте в продолжении всего периода подготовки последней нашей операции. Только непрерывным вмешательством в работу железных дорог, непрерывным содействием этой работе со стороны командования и штаба фронта удалось накопить тот минимум запасов, который требовался для решительного удара. Обращает на себя внимание та борьба, которая шла на путях на Александровск (ныне Запорожье) – Синельниково, в районе Никополя, и, наконец, под Каховкой весь конец сентября и в первую половину октября 1920 года. Стратегической целью боев этого периода со стороны Врангеля являлось стремление сорвать подготовлявшийся против него удар. Для этого он бешено атаковал то одну, то другую группу наших войск, он стремился еще в периоде подготовки ослабить наши войска настолько, чтобы лишить их возможности начать широкую и решительную операцию. Тов. Фрунзе очень искусно руководил этими боями. Уклоняясь до конца нашего окончательного сосредоточения (подхода резервов и I-й конной армии с Западного фронта) от решительного столкновения с главными силами противника, в то же самое время искусным маневром и частичными контрударами он приостановил все попытки противника прорваться на Синельниково, обосноваться на правом берегу Днепра у Никополя, ликвидировать наш Каховский плацдарм. В эти дни тов. Фрунзе непрерывно следил сам за ходом боевых действий и ежедневно в своих переговорах по прямому проводу с командармами давал дополнительные указания к отданным ранее директивам. Умелое руководство действиями армий фронта привело к тому, что противник в своих бесплодных атаках выдохся.
Тов. Фрунзе своевременно уловил этот момент. На следующий день после никопольской операции он пишет всем командармам, что наступил момент, когда армиям фронта нужно приступать к нанесению последнего удара Врангелю и тут же передал им свои предварительные соображения по плану этого наступления. Оценка обстановки и принятое на основании этой оценки решение являются безукоризненными, и только перебои в действиях войск, слабая обученность комсостава были причиной тому, что противнику удалось избежать полной катастрофы и частью сил прорваться в Крым.
Удивительно верно и трезво оценивал тов. Фрунзе ту обстановку, которая сложилась к моменту нашего выхода к перешейкам. В специальном письме (телеграмме) на имя командармов он давал оценку этой обстановки и намечал план дальнейших действий. В этой телеграмме тов. Фрунзе писал, что в этих условиях, когда противнику удалось занять и организовать оборону перешейков, к тому же заблаговременно укрепленных, когда под прикрытием этой обороны он с каждым днем приводит себя в порядок и может усиливаться, когда условия местности и время года (холода, распутица) не позволяют нам организовывать планомерную атаку перешейков, нам остается немедленно атаковать перешейки открытой силой. Для того, чтобы ошеломить противника, он тут же предложил главный удар наносить в том направлении, где противник его меньше всего мог ожидать, а именно - по высохшему морскому дну.
Когда же войска приступили к выполнению этого рискованного удара, тов. Фрунзе сам приехал в район атаки, чтобы непосредственно руководить этими боевыми действиями.
Во всем этом рельефно проявляются черты крупного военачальника, самородка, умеющего быстро схватывать сложную обстановку, правильно в ней разобраться, быстро принимать решение и умело и энергично руководить боевыми действиями войск.
Мы празднуем юбилей Перекопа без тов. Фрунзе.
В эти дни, когда красноармейская масса знакомится с подвигами героев Перекопа и Юшуни, открытой грудью атаковавших по морскому дну укрепленные позиции противника, наше внимание не может не остановиться на той центральной фигуре, чьей волей, чьей энергией были подготовлены и осуществлены и Перекоп, и Юшунь.
Вечная память герою тов. Фрунзе.

В. К. Триандофиллов.
7 ноября 1925 г.
Москва