Поиск по газете

вторник, 27 июля 2021 г.

Что за бортом, или Чем гордится ВМФ


День Военно-Морского Флота по традиции отмечается в последнее воскресенья июля. Однако, когда наступают просоленные морские будни, проблемы военных моряков не развеиваются, как дым после салюта, а требуют безотлагательного решения.

Тогда и сейчас

Если сравнивать ВМФ России и СССР, то, безусловно, советский флот в несколько раз превосходил российский по количеству кораблей и подводных лодок. Согласно данным Международного центра морской безопасности, по состоянию на 1990 год Военно-Морской Флот СССР насчитывал 657 кораблей и подлодок, тогда как современный ВМФ Российской Федерации — лишь 172 единицы. Если, к примеру, сравнить главную ударную силу на море — подводный флот, то выяснится, что атомных подводных лодок с крылатыми ракетами ранее насчитывалось 58 единиц, сейчас — 6; ракетных подводных крейсеров стратегического назначения и атомных подводных лодок с баллистическими ракетами насчитывалось 59 единиц, в настоящее время — 13; подводных лодок атомных торпедных и многоцелевых подводных лодок атомных торпедных с ракетами крылатыми 64 и 17, соответственно. В надводном флоте ситуация аналогичная. Нет необходимости приводить все цифры — они и так понятны из общего количества единиц во флотах.

Если говорить о морской авиации, то еще со времен СССР у нее было двойственное положение — если с разведывательной и первоклассной ударной авиацией берегового базирования было все на высоком уровне, то с противолодочной обстояло с точностью до наоборот. Дело в том, что прицельно-поисковые системы самолетов не могли обеспечить надежный, стабильно высокий показатель поиска иностранных подлодок. Разработанная система «Окно» возможно бы и изменила ситуацию, но практические результаты были получены перед развалом СССР, после чего разработка новых способов поиска практически не велась. Палубная авиация ВМФ СССР в определенном смысле не успела сформироваться. Состояние береговой штурмовой авиации было отличным, а вот в истребительной авиации ВМФ наблюдалась нехватка современных самолетов.

К сожалению, все достижения в морской авиации с развалом СССР были полностью утрачены — был сокращен в несколько раз состав противолодочной авиации и это при том, что не было ничего нового разработано на замену устаревшим Бе‑12, Ту‑142М и Ил‑38. Низкие темпы модернизации Ил‑38 в варианте 38Н с комплексом «Новелла» наряду с достаточно ограниченной эффективностью лишь подчеркивают сформировавшиеся в начале 1990-х сложности.

Времена новые, проблемы старые

Если смотреть на проблемы современного развития ВМФ России, то это разработка серий кораблей. Первоочередной задачей в новой России стало начало серийного строительства после более чем 20-летнего перерыва. Так в производство были запущены корветы проекта 20380. На декабрь 2020 года построено 10 единиц. В настоящее время запущена серия фрегатов проекта 11356 — в строю 3 единицы. Также необходимо отметить строительство из серии дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3 «Варшавянка». В период с 2010 по 2016 гг. было построено 6 лодок для Черноморского флота ВМФ России. Затем была заказана серия из шести подводных лодок для Тихоокеанского флота ВМФ России с завершением строительства в 2023 году. Успешно пошла серия атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 955 «Борей». Развернуто строительство серии многоцелевых АПЛ проекта 885 «Ясень».

«Серийность — вообще очень большое дело. Это большие плюсы в плане эксплуатации, снижения стоимости последующих кораблей в серии по сравнению с головным образцом, упрощение подготовки личного состава для новых кораблей», — отметил в беседе с «Газетой.Ru» экс-заместитель начальника главного штаба ВМФ вице-адмирал Владимир Пепеляев. По мнению специалистов, ВМФ России необходимо еще 10–15 лет, чтобы «прийти в себя» после разрушительных пертурбаций 90-х и затяжной паузы в строительстве новых кораблей в начале 2000-х.

Также немаловажное место в развитии ВМФ занимает вопрос импортозамещения. Наглядный пример — силовые установки, которые производились для сторожевых кораблей проекта 11356 на украинском предприятии «Зоря-Машпроект» в Николаеве. Сейчас, когда все связи разорваны, в строй удалось ввести только три корабля из запланированных шести. Силовые установки для ВМФ планировалось производить в Рыбинске еще в 2017–2018 годах, но специалисты столкнулись со сложностью производства редукторов, важнейших элементов, передающих высокие обороты от турбины на гребные винты, которые было решено производить на предприятии «Звезда» в Санкт-Петербурге.

«Это весьма сложная задача — для работы с высоколегированными сталями нужно весьма сложное и современное оборудование, в частности зуборезное. Будет ли решена эта задача на «Звезде» — вопрос открытый. Многие специалисты сомневаются в способности предприятия справиться с поставленной задачей в установленные сроки», — сказал «Газете.Ru» экс-заместитель главнокомандующего ВМФ по вооружению вице-адмирал Николай Борисов.

Еще одним открытым вопросом остается разработка перспективных кораблей, например, нового эсминца типа «Лидер». Среди специалистов нет общего согласия насчет его необходимости для ВМФ — они считают, что это корабль второй половины XXI века, но для него еще не разработано соответствующее концептуально новое вооружение, без которого строить корпус с силовой установкой просто нецелесообразно.

Стратеги и тактики

Многие специалисты сходятся во мнении, что в главном штабе ВМФ РФ исчезла оперативно-стратегическая составляющая в деятельности главного командования: вопросы планирования боевого применения флота просто не рассматриваются. И поэтому на текущий момент никакие стратегические операции в океанских театрах военных действий главкоматом больше не планируются. Частично этим теперь занимаются четыре оперативно-стратегических командования на базе флотов как ОС‑объединений. В главном штабе ВМФ отметили, что командующие войсками четырех военных округов формируют каждый свои правила управления вверенными им флотами. Такая модель управления сопровождается вырождением военно-морской составляющей в работе главного оперативного управления Генштаба на фоне качественного ухудшения состава офицеров-операторов. К этому привело уничтожение военно-морского управления в составе ГОУ Генштаба.

Конечно же подобную точку зрения не разделяют многие высокопоставленные чины ВМФ. По мнению экс-заместителя начальника управления ГОУ Генштаба контр-адмирала Святослава Мосцеева, офицеры военно-морского направления ГОУ Генштаба имеют высокую квалификацию. «Разумеется, они не в состоянии заменить собой целое управление, которое существовало в ГОУ в прежние времена, но их компетенция лично у меня сомнений не вызывает», — уточнил в беседе с «Газетой.Ru» адмирал.

Мнение мнением, но проблемы наблюдаются и в части управления ВМФ. Специалисты считают, что переезд из Москвы в Санкт-Петербург главкомата ВМФ России явился крупным просчетом, но, с другой стороны обратное перемещение абсолютно не улучшит ситуацию — на новом месте обстановка по решению многих бытовых проблем и вопросов обустройства главкомата только-только стала более стабильной, да и сам переезд уже мало что изменит.

«Надо менять стиль управления. А он пока тот же самый — шумиха, неразбериха, бесконечные совещания с безумными и полубезумными повестками дня и беспрерывное дерганье людей взад-вперед по самым мелким вопросам, — отметил один из руководителей главкомата ВМФ, — налицо бесчисленное количество командировок и поездок. В частности, даже с Дальнего Востока специалистов на неделе по два раза туда и обратно дергают. Изменится стиль работы — не будет иметь никакого значения, где дислоцируется главкомат».

Подводя итог, отметим, что проблем, стоящих перед ВМФ России, на сегодняшний день достаточно. Главное — не откладывать надолго их решение, от этого их не станет меньше, а запутанный узел развязать будет сложнее, тем более что он военно-морской…

Материал подготовил Роман Молотов

Фото автора