Поиск по газете

суббота, 19 ноября 2011 г.

Бастион советской экологии


Хотя заповедник «Аскания-Нова» расположен в соседней Херсонской области, к нашему полуострову он имеет прямое отношение, причем не только географическое (от Армянска до заповедника около шестидесяти километров), но и историческое: когда-то Крым и прилегающая к нему материковая территория были частью единой Таврической губернии. Именно в те далекие годы потомок немецких колонистов, осваивавших южноукраинские степи и владевших этой территорией, еще юный Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн начал создавать в Аскании первые вольеры для птиц и зверей.


На фото-сафари

 Детское увлечение Фридриха вскоре стало делом жизни, которому он оставался верен до конца своих дней. Уже к началу 80-х годов XIX столетия весть о необычном зоопарке в имении Аскания-Нова с полувольным содержанием животных в безводных степях Таврической губернии России разнеслась по Европе. Так, знаменитые лошади Пржевальского впервые появились именно в Аскании–Нова, а уж потом в Европе и Америке.

В годы революции Фридрих Эдуардович эмигрировал в Германию. Но без любимого дела жизнь любителя животных потеряла смысл. Вдали от широких целинных степей он прожил всего два года.
Группа крымских журналистов, среди которых был и корреспондент «Коммуниста Крыма», отправилась в неведомые для горных жителей полуострова степные заповедные края. К сожалению, мы попали «под занавес» сезона: зебры, антилопы и другие заморские неженки разместились на зиму в теплых вольерах. Но мы успели побывать на фото-сафари, правда, вблизи сфотографировать пугливых сайгаков, оленей или лошадей Пржевальского практически невозможно, а вот дикие пони людей почти не боятся и с опаской, но все же берут хлеб с ладошек. Подошли довольно близко и к бизонам–великанам, правда, кормить их почему-то никто не решился.

Главное отличие Аскании-Нова от других заповедников в том, что на ее территории, помимо местных, аборигенных, степных видов дикой фауны, хорошо прижились многие редкие животные, привезенные не только из Европы и Азии, но и из Африки, Австралии, Америки. Видимо, не зря государственный биосферный заповедник «Аскания-Нова» - старейший степной резерват мира - входит в сотню наиболее известных заповедных территорий планеты, а также считается одним из семи природных чудес Украины.


Страсти вокруг Аскании

 О биоразнообразии этого удивительного места можно найти массу литературы, мы же окунемся в не менее интересную историю заповедника, рассказанную его директором Виктором Гавриленко.

Девяносто лет назад, согласно декрету Наркомзема УССР, принадлежавшее Фальц-Фейну в Днепровском уезде имение «Аскания-Нова» с прилегающим к нему имением Доренбург стало государственным степным заповедником Украинской Советской Социалистической Республики.
Но заповедник не сразу взяли на госбюджет. В результате приходилось  искать источники самофинансирования, что, естественно, толкало на соблазн попользоваться целиной. В Асканию ринулась масса желающих прибрать ее к своим рукам. Наркомздрав возжелал устроить на заповедной земле «санаторий», уездный земотдел - подмять под себя, крымский представитель - подчинить Крыму. Одна из комиссий «конфисковала» весь скот, и асканийцам вооруженной силой пришлось отбивать овец и свиней.

В декабре 1921 года Асканией заинтересовалось несколько немецких сельскохозяйственных корпораций, на что украинское советское правительство с достоинством ответило: «Что касается Аскании-Нова, бывшей Фальц-Фейна, то там организован государственный заповедник и поэтому не может быть и речи о передаче на концессии этого заповедника».
К весне 1922 года в Аскании-Нова была создана Научная станция с пятью отделами, стали проводиться зоологические и ботанические исследования. С 1 апреля 1924 года директором заповедника назначили Колодько. Этот красный офицер был мобилизован из армии и по распоряжению генерального секретаря ЦК КП(б)У Квиринга и наркома земледелия УССР Клименко направлен возглавлять Асканию. Колодько принял совершенно разваленное хозяйство. Люди спали на полу, кроватей не было, единственным источником света были коптилки. Овцы болели коростой. Зоопарк имел только восемь парных животных. Соседние сельсоветы без конца выносили решения о распашке части заповедной целины. Кто-то постоянно поджигал асканийское сено.


Под именем «Чапли»

Несмотря ни на что, к 1926 году в Аскании имелось 43 600 гектаров земли, из них бесценного сокровища - нераспаханной целины - 29 800 гектаров. Заповедник получил новое название - «Чапли» (так называлось соседнее поселение, старое же название «Аскания-Нова», связанное с Фальц-Фейном, решили замолчать - по всей стране катилась волна переименований).

Специальным декретом впервые четко обозначалась общая площадь заповедника - 42 тысячи 744 гектара, из которых 32 тысячи целины навсегда объявлялись нераспаханными, 6 600 гектаров назывались абсолютно заповедными. Подтверждалось, что Чапли подчинялись непосредственно Наркомзему УССР. Перед заповедником ставились задачи:
- сберегать и всесторонне изучать в плановом порядке целинную южную травяную степь, ее природу и производительную силу сельского хозяйства самой засушливой части Украины;
- сберегать, изучать и акклиматизировать в условиях южной степи животных и растений степной полосы и особенно тех, что имеют или могут иметь народно-хозяйственное и вообще практическое значение.
Сегодня, спустя годы, несмотря на отдельные недоработки, можно признать, что это был один из самых продуманных декретов о заповеднике «Аскания-Нова», который позволил ему стать бастионом советской экологии.

Для Сталина мелочей не было

 В годы Великой Отечественной войны на территории Аскании находился штаб немецкого фельдмаршала Манштейна. Во время отступления захватчики забрали с собой треть ценных животных и вывезли всех лошадей Пржевальского.
После войны здесь дислоцировались советские войска. Меньше всего в то время солдат-победитель думал о сохранении биоразнообразия. В общем, еще немного и Аскании как заповедника не стало бы. О ситуации доложили Сталину. Несмотря на тяжелую послевоенную ситуацию, Иосиф Виссарионович распорядился оставить заповедник в покое, приказал выделить фураж, а также сетку и проволоку для ограждения.
Заповедник процветал вплоть до развала Советского Союза. После краха великой страны стало плохо всем – и людям, и животным.
В тяжелые времена работники заповедника, не надеясь на полноценную поддержку незалежного государства, обратились к проживающему в Лихтенштейне родственнику основателя заповедника - барону Эдуарду  Фальц-Фейну (к слову, месяц назад Эдуард Александрович отметил свое 99 - летие).
- Меценат  пожертвовал на развитие заповедника 100 тысяч долларов, – вспоминает Виктор Гавриленко. – Но по закону мы были обязаны обменять эти деньги на тогдашние карбованцы по низкому официальному курсу Нацбанка (реальный курс в обменниках был едва ли не втрое выше). А тут еще грянула инфляция. В общем, долго мы потом объясняли  различным комиссиям (а было семь проверок!), куда делись деньги. К счастью, мне удалось доказать нашу правоту, иначе бы я сейчас перед вами не стоял…

Кока-Кола навсегда?

 Сегодня на воротах заповедника прикреплен  красный щит – но это не советская символика, а реклама «Кока-Колы». На щите указано, что эта фирма является «партнером биосферного заповедника…».
- Действительно, «Кока-Кола» выделила средства на издание научных книг в  прошлом году, - поясняет Гавриленко. - Сейчас мы снова ищем спонсоров для того, чтобы издать очередной том «Вестей биосферного заповедника «Аскания-Нова», а также изыскиваем средства на издание каталогов, буклетов, проспектов. Они уже готовы к печати, но средств не хватает…
Сейчас у уникального государственного заповедника «ограниченное бюджетное финансирование», но кое-что здесь заработали и сами – на экскурсиях и реализации животных и растений. Так что на эту зиму обитатели Аскании-Нова кормами обеспечены полностью. А что касается остального… Оставим этот вопрос открытым.

Работники заповедника лучше других знают, что жизнь как зебра – и за черной полосой обязательно наступит белая. И вы, дорогой читатель,  думайте о белых сторонах жизни, дышите полной грудью и посещайте природные красоты, которых и в Крыму предостаточно. К примеру, когда попадете в ялтинский зоопарк «Сказка», улыбнитесь, рассматривая философскую тельняшку местной зебры. К слову, зебра эта привезена к нам из Аскании-Нова.

Алексей СОМОВ,
фото автора