Поиск по газете

пятница, 30 декабря 2011 г.

К 70-летию Керченско-Феодосийской десантной операции



29 декабря 1941 года на Широкий мол Феодосийского порта в условиях шторма и мороза высадились десантники Красной Армии и начали освобождение города от немецко-фашистских оккупантов. Этот десант по своей дерзости и отваге не имеет равных в истории военных сражений. Историки назвали его Десантом ХХ века. Из двадцати трех тысяч десантников уцелело несколько десятков. Один из них – житель Феодосии Георгий Иванович Десюк, которому в нынешнем году исполнилось 95 лет. Несмотря на преклонный возраст, Георгий Иванович принимает активное участие в общественной жизни. Учит подрастающее поколение верности идеалам Советской Социалистической Родины и славным традициям Защитников Отечества.

Под шквалом огня
 Некоторые историки утверждают о бессмысленности этой военной операции – почти все десантники погибли. Сейчас, сидя в теплых кабинетах, можно рассуждать о просчетах и ошибках организаторов Керченско-Феодосийского десанта. Но не надо сегодняшние извращенные продажным временем утверждения применять к событиям первого года войны.
До высадки на Широком моле в Феодосийском порту прошло лишь полгода с начала Великой Отечественной войны. Фашисты чувствовали себя безнаказанно. И тут, как гром среди ясного неба, - поражение под Москвой, изгнание их из Керчи и Феодосии, провал планов по молниеносному захвату Севастополя.
- Это была одна из крупнейших морских десантных операций периода Великой Отечественной войны, - рассказывает Георгий Иванович. – Высадку десантников проводили крейсеры «Красный Кавказ», «Красный Крым», миноносцы «Шаумян», «Железняков», «Незаможник», катера - «морские охотники», буксиры, суда гражданского флота и вспомогательные суда. Я был назначен начальником радиостанции десанта. Мне были вручены секретные позывные и переговорные таблицы. Начальник связи Новороссийской военной базы капитан Кулик при этом сказал: «Я надеюсь, Десюк, что радиостанция будет работать также четко, как и на испытаниях. За секретные документы отвечаешь головой». С учетом военного времени это было очень важное поручение командования. Я гордился тем, что оно досталось мне как опытному радисту. Но случайности в этом выборе не было. В 1940 году я был переведен на сверхсрочную службу в Новороссийск, где на военно-морской базе обучал матросов искусству радиста. Накануне войны в условиях строжайшей секретности мне вместе с учеными-изобретателями довелось испытать новейшую радиостанцию «Бриз-МК». Я сумел связаться с Ленинградом. Ученые вначале не поверили, вырвали у меня из рук наушники, чтобы услышать ответ на  шифрованные сигналы».
Георгий Иванович вспоминает, как сбежал по трапу десантного теплохода «Жан Жорес» на обледенелый причал Широкого мола Феодосийского порта. В воде было много тел погибших, раздавленных о причал матросов и солдат. Рядом горело судно. Полыхали склады порта. Фашисты вели по порту прицельный огонь.
Георгию Десюку предстояло целым и невредимым добраться до радиостанции, которая была уже установлена в домике №12 по улице Куйбышева. Что мог бы сделать радист, имевший при себе, кроме секретных документов, наган и две гранаты, против даже одного вооруженного автоматом немца? Но его, как зеницу ока, оберегали боевые товарищи, которые знали об ответственном задании. Командующий ждал вестей от десантников, чтобы корректировать их действия. Дымился Приморский бульвар и наполовину разбитый вокзал. Земля была усеяна трупами.

Нелюди
 На перекрестке улиц Десантников и Горького возле бывшей табачной фабрики наши бойцы попали под пулеметный огонь немцев. Матрос Евтушенко развернул брошенную немцами пушку и ударил по балконам, где находились вражеские пулеметчики.
В подвале дома №16 Николай Семичев захватил 17 фашистских офицеров. В госпитале на бывшей Итальянской улице сержанты Егоров и Стукало обнаружили под кроватями с сорванными повязками раненых немецких солдат – их окровавленные повязки и кровати «позаимствовали», пытаясь спастись, здоровые офицеры.
На улице Галерейной, напротив картинной галереи, находилось гестапо. В здании нынешнего горисполкома – городская управа, где, как писала «Правда» в 1982 году в статье «Словно витязи из волн», творил свои гнусные дела «городской голова» предатель Гузинов. О нем побывавший в Феодосии в первых числах января 1942 года Константин Симонов написал очерк «Предатель».
Не может без волнения Георгий Иванович рассказывать о двух девчушках, которых нашли в доме рядом с управой советские солдаты. Фашисты пригвоздили их штыками к полу. Девочки еще были живы и хватались ручонками за штыки. Среди грохота боя, из ада смерти, витавшего над десантниками, это было самое страшное. Расправа фашистов над малютками настолько потрясла Десюка и вызвала у него такую ненависть к немцам, что он готов был задушить каждого из них своими руками. В те минуты это был человек, страшный в своей ненависти к оккупантам. И он был не один. Многие десантники были из оккупированных фашистами городов и сел. Если их родные и близкие были убиты или растерзаны оккупантами, они первыми рвались в пекло боя. И не было немцам от них пощады. Они мстили за кровь и слезы матерей, братьев и сестер. Таких мстителей было много и на теплоходе «Жан Жорес». Один из десантников при подходе теплохода к Феодосийскому заливу прочитал Десюку письмо.
Письмо с трагическими вестями упало на пол офицерского коридора, матрос Николай уже был не в силах его поднять. Письмо поднял Десюк и попытался успокоить десантника. Он оттолкнул главного старшину и сказал:
- С этой минуты я не человек, я зверь, понимаешь ты меня, главный? Я буду убивать всех чужеземцев, кто бы то ни был: военный, гражданский, старый или малый.


Большая жизнь
 Радиостанция, вмонтированная в автомашину, размещалась во дворе дома № 12 на улице Куйбышева. С прибытием Десюка в эфир пошли донесения о ходе Феодосийской десантной операции, давались координаты артиллеристам кораблей «Красный Кавказ» и «Красный Крым» для стрельбы по огневым точкам  врага.
После 10 января гитлеровцы начали усиленно подтягивать свои войска из Севастополя в район Феодосии. Они превосходили советские войска по численности в танках, авиации, артиллерии.
15-17 января гитлеровцы начали наступление на Феодосию. Наши бойцы бились за каждую улицу, каждый дом. Но силы были неравные…
В ночь на 18 января по приказу командования десантники оставили город и отошли в направлении «Южной точки» (ныне поселок Приморский).
Десюк распорядился свернуть радиостанцию и выехать в направлении Дальних Камышей, где она снова заработала, но фашисты ее обнаружили. Начались беспрерывные налеты вражеской авиации. Во время бомбежек радиостанцию несколько раз повреждали осколки и пули, однако Георгий Десюк восстанавливал ее и продолжал посылать радиосигналы на Большую Землю даже после того, как его ранило в левую руку.
Фашисты усилили огонь, радиостанция снова была выведена из строя. Несмотря на ранение, Десюку удалось восстановить ее, и в эфире, непрерывно заглушаемом фашистами, раздавался голос Феодосийского десанта.
Георгий Иванович Десюк совершил в годы Великой Отечественной войны не один подвиг. Был награжден многими орденами и медалями. 
- Мы прожили большую жизнь, - говорит ветеран, - имеем свою историю, она богата и трагична, но она наша, мы никому не позволим ее искажать или производить ревизию. Историю нужно изучать и делать выводы, чтобы не допускать тех ошибок, которые имеют место сейчас в обустройстве нашего общества. Государство, за которое мы воевали, было сильным, самым прогрессивным в мире. Люди жили в нем счастливо и красиво.

Михаил Ветров, член Союза журналистов СССР, член Союза писателей  России, дважды лауреат литературных премий России.