Поиск по газете

пятница, 15 июля 2016 г.

Судьба человека


Мы живем в очень сложное время. В Крыму продолжается переходный период. Проблем еще много. Но есть проблемы, которые зависят от чиновников на местах. И очень жаль, что в это сложное время люди, наделенные определенными полномочиями, проявляют черствость и равнодушие по отношению к простым людям. Такова судьба Марии Ивановны Тымчик, которая проживает в селе Елизаветово Сакского района. Предоставим ей слово.

Дом, в котором я живу, мне дали еще в 1989 году. На тот момент я должна была выплатить за него 3330 рублей. Ежемесячно с моей зарплаты высчитывали определенную сумму за него. При Советском Союзе с меня высчитывали по 20 рублей ежемесячно. После развала Советского Союза сумму, конечно, пересчитали.
При Украине я платила когда 200 гривен, а иногда и по 500 гривен. Платила, сколько могла. У меня задолженности были только в 90-е годы, потому что тогда пенсию не платили совсем. Платить было нечем. Но как только появлялась какая-то копейка — я сразу же платила за дом. В данный момент задолженности у меня нет. Все деньги за дом уже выплачены, квартплату я плачу своевременно.
Времена были очень тяжелые. Я вынуждена была ездить летом на заработки. Но если я не могла пойти оплатить ежемесячный взнос — ходили или мой сын, или моя подруга. Но у них деньги не брали. И я считаю, что деньги у них не брали умышленно, чтобы создавать видимость задолженности.
Когда я пришла платить последний взнос - 562 рубля, мне сказали: «А чего Вы пришли? Ваш дом с сентября будет принадлежать Любови Щербатой. Решили этот дом отдать ей в счет погашения заработной платы». Сказали также, что приезжали инвесторы, собрали они совещание и на этом совещании вот и решили отдать мой дом.
Как так? На каких основаниях? Почему меня никто не поставил в известность? Как это отдать мой дом другому человеку в счет погашения заработной платы? Я этот дом получила - в нем ничего не было. Пустая коробка была. Каждую копейку откладывала, чтоб сделать ремонт, провести свет, воду и газ. К тому же со мной живет сын — инвалид по зрению. Мы оба здесь прописаны. Но по факту нас живет намного больше. Я, младший сын-инвалид, старший сын со своей женой и двумя детьми, невестка беременна, осенью появится третий ребенок. Куда нам всем идти? Другого жилья у нас нет. Семья немаленькая. Куда нам всем идти?!
Когда я написала заявление, чтобы выписать солому, Люба Щербатая говорит: «А почему это ты будешь складывать солому в мой двор?» Она уже считает, что это ее дом и ее двор. А у нее есть свой дом. И еще ей давали дом в нашем селе на улице Школьной. Она этот дом на Школьной вернула колхозу. А мой дом тогда ей зачем?
Они же не имеют никакого права забирать у нас дом. В первую очередь, это незаконно.
Таких домов, выданных людям еще в Советском Союзе, но за которые люди расплачивались и после распада Советского Союза, в нашем селе насчитывается около 20. И только у меня решить забрать дом. Почему у меня? По какому праву? Никаких конфликтов у нас никогда не было ни с председателем колхоза, ни с Любой Щербатой.
16 июля состоится суд. Я буду бороться за свои права. Я собрала все необходимые доказательства: квитанции об оплате, свидетельские показания. Я думаю, что суд вынесет решение в мою пользу.
Непростая ситуация еще у одного жителя нашего села. Сейчас он на пенсии. А до пенсии работал врачом на пять сел. В нашем селе ему выделели квартиру. Он также делал весь ремонт за свой счет. В 2014 году сын, проживающий в Киеве, попросил его приехать. Сложная там какая-то ситуация возникла. И вот недавно он возвращается сюда, в Крым. Но в свою квартиру он попасть не смог. Уже там другая дверь, забаррикадированная. Местные депутаты решили, что он больше не вернется и отдали его квартиру молодому работнику нашего села. А почему не связались с хозяином квартиры? Никто не захотел с этим голову морочить. Когда он работал врачом, обслуживал людей из 5 сел — нужен был. А сейчас на пенсии — так его на улицу можно выкинуть? А человеку идти больше некуда… Полное беззаконие — по-другому это не назовешь.

Беседовала
Наталья Головина,
фото
Александра Жуковского