Поиск по газете

понедельник, 17 мая 2021 г.

Я помню всех…


Раиса Исааковна Кравцова прошла нелегкий военный путь – в войну она была летчицей и выполняла различные сложные задания. В преддверии Дня Победы ветеран поделилась с нами своими воспоминаниями.

— Родилась 12 января 1922 года в г. Новограде-Волынском. Отец мой был начальником ОГПУ, а мама работала учительницей. Когда мне было 3 года отца перевели на службу в Крым, и мы стали жить в совхозе «Красный».

Закончила 10 класс в 1941 году. Уже в 1938 году я прыгала с парашютом. А несколько позже поступила в Симферопольский аэроклуб, который закончила в 1940 году. Нашим инструктором была Валентина Гризодубова. Нас привозили на гору Климентьева в Коктебеле, где и проходили тренировки. Сначала нас было четверо — я и трое моих одноклассников, позже к нам присоединился Амет-Хан Султан. Мне довелось быть одной из первых девчонок, которая прыгнула с парашютом с дирижабля. После окончания аэроклуба ребята поехали поступать в военную авиационную школу летчиков, а я продолжила учиться в школе, которую закончила с отличием. Хотела поступать в педагогический институт, но тут началась война.

У нас в совхозе располагался 454-й полк, куда меня взяли санитаркой ухаживать за ранеными. В составе 51-й Армии наш полк стал отступать в сторону Старого Крыма. Ближе к Керчи над нами стали летать немецкие истребители «Фокке-Вульф 198» и обстреливать автоколонны. Были большие потери. Потом нас погрузили на баржи и отправили на Кубань. В ноябре 1941 года поначалу я была прикомандирована к части, стоящей в с. Мысхако возле Новороссийска, где управляла прожектором на зенитной батарее. Мы сбили семь немецких самолетов.

В 1942 году меня перевели в 75-й Таманский женский авиаполк, входивший в 143-й особый зенитно-артиллерийский дивизион противовоздушной обороны, где я уже стала летчицей. Летала на ПО‑2. Командиром нашей эскадрильи была капитан Вера Белик, позже погибшая при освобождении Польши. Ей после войны в Керчи поставили памятник. Мы летали в район Севастополя и доставляли партизанам продукты питания. Для меня самое страшное было лететь над морем — если собьют самолет, то шансов спастись практически никаких.

Позже мы участвовали в обороне Сталинграда, где при выполнении разведывательного задания мой самолет был подбит, а я получила легкое ранение в ногу. За участие в разведывательной операции я получила орден. После этого наш дивизион вошел в состав комплектовавшейся 51-й Армии, начавшей наступление на Крым. Одним из наших заданий было помешать немцам взорвать заминированный завод им. Войкова, что мы успешно и выполнили, несмотря на потери. Помню освобождение Симферополя — обстановка в городе была несколько тише, чем в других оккупированных городах. Но я даже не успела посетить родной дом — нас перебросили через Одессу в Румынию, где развернулись жестокие бои.

Окончание войны мы встретили в Чехословакии, в Братиславе. Я помню всех своих боевых товарищей — и погибших, и закончивших войну вместе со мной. И командиров своих помню, строгие были, но справедливые. Сильные были люди на войне.